• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
5978
Декан ФФ НГУ Александр Бондарь – о лекциях по астрономии для физиков-третьекурсников, прочитанных Владимиром Сурдиным и заодно – о престиже российской науки, интеллектуальных возможностях нового поколения физиков и поисках темной материи
Физика

Декан ФФ НГУ Александр Бондарь – о лекциях по астрономии для физиков-третьекурсников, прочитанных Владимиром Сурдиным и заодно – о престиже российской науки, интеллектуальных возможностях нового поколения физиков и поисках темной материи

Приезд в Новосибирский государственный университет астронома и популяризатора науки Владимира Сурдина породил множество вопросов, и первый – что стало с современными физиками? За ответами редакция журнала «НАУКА из первых рук» обратилась к чл.-корр. РАН, декану ФФ НГУ, профессору кафедры физики элементарных частиц ФФ НГУ Александру Бондарю.

Александр Бондарь рассказал, кто придумал идею провести курс по общей астрономии в университете, почему приходится адаптировать систему образования на физическом факультете под студентов и каких результатов добилась лаборатория космологии и элементарных частиц за прошедший год 

Идея провести курс по астрономии для третьекурсников физфака НГУ пришла от самих студентов. Мы узнали об их желании благодаря электронной приемной ректора университета. Решили, что это будет полезно, тем более что у нас на базе университета создана Лаборатория космологии и элементарных частиц, большая область работ которой связана с астрофизикой. После этого мы занялись поисками лектора, я очень хотел, чтобы это был профессионал, так как за последние 20 лет астрофизика сделала очень мощный скачок, как в методах наблюдения, так и в полученных фундаментальных результатах. Коллеги и посоветовали Владимира Георгиевича Сурдина – сотрудника ведущего отечественного астрономического института и, что не менее важно, популяризатора науки. Обратившись с просьбой, мы не очень надеялись на успех, но Владимир Георгиевич согласился и провел несколько месяцев в Новосибирске, читая курс лекций по астрономии для наших студентов.

Интервью с Владимиром Сурдиным читайте в нашем журнале

По моим ощущениям, студентам было интересно, хотя ходили и не все. Чуть больше половины – обычный для нас результат. Вначале было больше слушателей, но потом, как водится, у студентов появляются какие-то свои проблемы, чем-то приходится жертвовать. Надеюсь, что этот опыт будет оценен как положительный, и в следующем году Владимир Георгиевич найдет время и приедет к нам снова. Я думаю, что работу по этому направлению нужно продолжать. Впрочем, о результатах будем говорить после 23-24 декабря, когда студенты сдадут зачет.
«Задача этого курса была не в том, чтобы начать готовить кадры для лаборатории космологии А. Д Долгова или чтобы в будущем создать отделение астрофизики на факультете, а чтобы расширить кругозор, дополнив базовое образование студентов физфака, которое у них уже есть, знаниями по астрономии, астрофизики и космологии»

Это полезно во всех смыслах, даже если люди не будут в дальнейшем профессионально заниматься этими вопросами – современный, образованный человек должен обладать такими знаниями, это позволяет более масштабно смотреть на мир, науку и физику в частности. Исторически сложилось, что на физфаке НГУ не читают курса по астрофизике, нет отдельной кафедры, но, надеюсь, что этот семестровый курс компенсирует в какой-то мере существующий у нас пробел.

Я думаю, что основные знания в этом направлении профессиональной подготовки специалистов мы будем давать в магистратуре и аспирантуре. К созданию отдельной кафедры астрофизики на физфаке мы еще не готовы, но работать по системе индивидуальных траекторий обучения – можем. Магистранты достаточно взрослые люди, определившие сферу своих профессиональных интересов в науке, и если это астрофизика, то они могут углубленно изучать этот предмет и космологию на факультете. Для них есть ряд спецкурсов, которые читает, конечно, сам А.Д.Долгов, по приглашению на факультете читает курс Дамиан Эйлли. Работают со студентами наши московские коллеги из Института ядерных исследований РАН, Института теоретической и экспериментальной физики имени А. И. Алиханова. Также, с этого года начинает работать англоязычная аспирантура по специальности «Астрофизика и космология».
В 2011 году НГУ получил грант правительства РФ для государственной поддержки научных исследований, проводимых под руководством ведущего ученого, профессора Александра Дмитриевича Долгова, по теме «Астрономия и астрофизика». В рамках этого проекта в университете начала работу лаборатория космологии и элементарных частиц, целью экспериментальной части которой, является развитие методов прямого детектирования темной материи. 

Работая в этом направлении, мы не видим задачу только в подготовке кадров для лаборатории космологии и элементарных частиц – мне кажется, это было бы слишком узко. Мы готовим специалистов для данной области науки, а уж где они себя найдут, не так, на мой взгляд, принципиально. Конечно, если часть студентов останется в лаборатории – это будет прекрасно, и будет способствовать развитию направления конкретно в нашем университете, но, повторюсь, мы их готовим для науки, а не для себя.

Что касается уровня подготовки нынешних студентов, я согласен с В.Г. Сурдиным: он стала ниже, но у этой проблемы множество причин. Система образования в Советском Союзе была ориентирована на то, чтобы каждый ребенок нашел ту область интересов, где бы его способности развились максимально. Здесь стоит оговориться, что для любой работы нужны не только определенные знания, но и природные данные. Не всякого же человека можно научить прыжкам в высоту, так и заниматься научной деятельностью может не каждый.

Так вот, спектр вариантов, где можно приложить свои возможности, в СССР был достаточно ограничен, наука в нем занимала существенное место. В этой сфере человек мог развивать свои творческие, интеллектуальные способности, делать карьеру и пользоваться уважением. Желающих пойти в науку было много. Конкурс на физфак в университете был действительно большой, и это было испытание среди студентов, а не «борьба» документов. Мы уже в школе готовились участвовать в этом соревновании: не только поступить, но и пройти всю ту программу, которая необходима физику, чтобы стать самостоятельным исследователем. Сейчас вектор сменился, вариантов стало больше – амбициозные, интеллектуально развитые молодые люди выбирают далеко не научную сферу. Это связано с тем, что престиж науки в нашем государстве упал. Причин этому тоже очень много, но это факт.

«Впрочем, для тех, кто идет учиться на физфак, принцип остался тот же – студент должен не только осилить огромный объем знаний по физике, математике, языкам, но и развить способность к самообучению. Базовые знания университета сами по себе ничего не значат, если ты не научился самостоятельно изучать область выбранной науки. Пока студент учится, научный ландшафт здорово меняется, и чтобы оставаться на переднем фронте исследований, самообучение жизненно необходимо»

Я не говорю, что современные молодые люди хуже, здесь дело в том, что их школьная база не отвечает тем требованиям, которые мы предъявляем к обучению. Система ЕГЭ, может, и является шагом вперед для всего человечества, но это катастрофа для науки. Нам не нужны школьники, которые знают обо всем понемногу, нам нужны люди, которые, пусть даже и при наличии ограниченного объема знаний, умеют думать, находить нестандартные пути решения задач. Приходится нашу систему обучения адаптировать к сложившимся условиям, подгонять под возможности наших студентов. Но как бы мы не подстраивались, программа обучения на ФФ НГУ остается сложной, не справляются многие – только приблизительно 2/3 студентов заканчивают бакалавриат – остальные по дороге отсеиваются, потому что это требует множества усилий, способностей и определенной предрасположенности.

Что касается лаборатории, то работа над разработкой детектора для поиска темной материи идет. Наука никогда не развивается по четко намеченному плану, планы в этом деле вещь неблагодарная. 2015 год дал новые результаты, но это, как говорится, «внутриутробное» развитие. С точки зрения понимания того, как создать технику для поиска темной материи, мы хорошо продвинулись, но все еще очень далеки от создания реального детектора для реального поиска.

«Если мы снизим требования, наше образование превратится в болото, а вместе с этим потеряются перспективы развития всей науки в Академгородке, в стране. Компромиссов здесь быть не может»

Результат нашей деятельности, хоть и не прямой, которого мы добились за этот год – группу ученых лаборатории космологии и элементарных частиц НГУ пригласили участвовать в международном проекте по поиску темной материи Dark Side. Результаты нашей работы над созданием прототипа детектора, где в качестве рабочего тела используется сжиженные «легкие» благородные газы, такие как аргон или неон, были отмечены основными организаторами проекта – Национальной лабораторией Гран-Са́ссо (Италия) и мы были приглашены в проект.
«Сегодня в ряде крупнейших научных центров мира разрабатываются детекторы неуловимых до сих пор частиц темной материи, основанные на разных физических принципах. Новосибирские физики ищут так называемую холодную темную материю, частицы которой, изначально медленные, сейчас разогнались в гравитационном поле галактики до тысячной доли скорости света. Диапазон возможных значений массы этих частиц очень велик: они могут оказаться в тысячи раз тяжелее или в триллионы раз легче протона. Большинство физиков полагает, что частицы темной материи должны быть весьма массивными, однако новосибирские исследователи базируются на гипотезе, что они лишь в 2—10 раз массивнее протона. Для поиска таких частиц более всего подходят детекторы, где в качестве рабочего тела используется сжиженные «легкие» благородные газы, такие как аргон или неон». Подробнее

На данный момент идет процесс подготовки технического описания проекта, соавторами которого являемся и мы. Результатами коллаборационной деятельности ученых станет создание детектора Dark Side, который будет находиться в Альпах, под землей на глубине нескольких километров и содержать 20 тонн аргона. Надеюсь, здесь мы найдем для себя интересный объем задач, поучаствуем в реальном большом эксперименте, который, с нашей точки зрения, выглядит достаточно многообещающе.

Подготовила Татьяна Морозова

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments