• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
1024
Почему подорожник лечит,  или Как заживить рану без рубца
Физиология

Почему подорожник лечит, или Как заживить рану без рубца

Каждый из нас не понаслышке знает, как долго и трудно иногда заживают раны. Проблемой может стать даже неудачно порезанный палец, но если грубый рубец на коже причиняет лишь неудобство, являясь по большей части косметическим дефектом, то в случае, к примеру, травма глаза или сустава результатом может стать потеря остроты зрения или подвижности. К счастью, самые разные живые существа вырабатывают в своих тканях и органах особые регуляторные вещества, способные «подтолкнуть» наш организм на путь «правильной», т. е. с полным восстановлением исходной структуры, регенерации повреждений.

Как это ни печально, но способность человека к восстановлению поврежденных тканей и органов весьма ограничена по сравнению с его меньшими братьями. Не затрагивая таких животных, как насекомые или черви, демонстрирующих настоящие чудеса регенерации, отметим, что и среди холоднокровных позвоночных встречаются настоящие асы, подобные тритону, легко восстанавливающему утраченный хвост или конечность. С теплокровными позвоночными дело обстоит хуже, и шансов отрастить оторванный палец, не говоря уже об «утерянном» еще в процессе эволюции хвосте, у человека пока нет. Тем не менее многие наши ткани способны «возрождаться» как в процессе обычного «износа» (физиологическая репарация), так и после травмирующих внешних воздействий (репаративная репарация).

Благодаря первому типу репарации у человека, к примеру, постоянно отрастают волосы и ногти, поддерживается клеточный состав крови, обновляются кожные покровы и слизистая оболочка. Но в данном случае нас больше интересует «незапланированная» репарация, когда организм сталкивается с насущной проблемой «зализать раны». Материальной основой такой репарации в организме служат, во-первых, хорошо всем известные стволовые клетки, способные превращаться (дифференцироваться) в клетки разных тканей и органов; во-вторых – уже специализированные клетки «пострадавших» тканей, которые теряют свою первоначальную дифференцировку и, подобно стволовым, превращаются в востребованные клеточные типы.

Но несмотря на наличие таких клеток-ремонтников, результат может оказаться двояким: либо полное восстановление нарушенной структуры органа, либо – образование рубцовых деформаций, при которых нормальная ткань заменяется фиброзной соединительной. И, увы, при серьезных травмах, сопровождающихся массовой гибелью клеток, тканевым распадом и воспалением, ситуация чаще всего развивается по второму сценарию, поскольку клеточные процессы регенерации идут гораздо медленнее по сравнению с «размножением» соединительнотканных элементов, стремящихся побыстрее заполнить образовавшийся дефект.

К сожалению, на сегодня остается много неизвестного о природе агентов и путях прохождения сигналов, регулирующих регенеративные процессы при травмах. Однако в результате упорных многолетних исследований ученым из Института биологии развития им. Н. К. Кольцова и Института элементоорганических соединений им. А. Н. Несмеянова РАН (Москва) удалось установить, что при любом повреждении тканей в них увеличивается секреция особых биорегуляторов, влияющих не только на скорость, но, главное, на качество восстановления травмированных тканей. Эти вещества начинают стимулировать все клеточные источники регенерации, начиная со стволовых клеток, а также поддерживают жизнеспособность уцелевших зрелых клеток, в том числе предотвращают их апоптоз («самоубийство»).

Биорегуляторы были выделены из тканей самых разных организмов, от грибов и растений до млекопитающих. Они представляют собой не отдельные вещества, а комплексы из белков-модуляторов (разных форм альбумина) и регуляторных пептидов (предположительно – продуктов разложения белков, уже находящихся в межклеточном пространстве). Экспериментальные исследования показали, что именно в таком сочетании эти соединения начинают «работать», причем только в поразительно малых, поистине «гомеопатических» концентрациях (10–7–10–15 мг белка/мл). Такая высокая активность биорегуляторов связана с тем, что в растворах они, в отличие от всех известных белков, образуют необычно большие (50–300 нм) частицы, устойчивые к действию различных физических и химических факторов.  

Вещества с регенеративной активностью, выделенные из грибов и растений, оказались более универсальными чем те, что были получены из тканей животных. Например, благодаря применению биорегуляторов из подорожника обыкновенного и популярного «столетника» (алоэ) у лабораторных мышей не только хорошо заживали раны, но даже восстанавливались потовые железы в подкожной клетчатке. Биорегуляторы же, выделенные из различных тканей животных (например, из хрусталика глаза или сыворотки крови), работали только на такой же или «родственной» по происхождению ткани. Особое внимание заслуживает сывороточный биорегулятор, который – единственный из всех – оказался активен и в высоких концентрациях. С его помощью у взрослых лягушек, которые после метаморфоза утрачивают характерную для головастиков способность к нормальной регенерации, отрастали настоящие конечности с пальцами, пусть и не полноценными!  

Основываясь на своих теоретических и экспериментальных результатах, ученые создали ряд перспективных терапевтических препаратов, два из которых («Адгелон – глазные капли» и «Адгелон – раствор для инъекций») уже успешно используются в медицинской практике для лечения повреждений роговицы глаза и суставного хряща у человека. К примеру, использование глазного «Адгелона» при пересадке роговицы в полтора-два раза ускоряет ее приживление и, главное, значительно повышает прозрачность трансплантата (соответственно, и остроту зрения) у прооперированных больных. А инъекции «Адгелона» непосредственно в травмированный сустав способствуют не только стойкому купированию болевого синдрома, но и формированию здорового гиалинового хряща. И хотя клиническая апробация новых лекарств – штука непростая и затратная, стадию испытания на людях проходят еще четыре препарата на основе биорегуляторов, выделенных из сетчатки, пигментного эпителия, хрусталика и склеры глаза быка. Благодаря этим средствам, предназначенным для лечения тяжелых нарушений центрального зрения, у многих из нас появится возможность взглянуть на мир буквально другими глазами.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments