• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
193
Раздел: История
Духи за музейной занавеской

Духи за музейной занавеской

Шеркалы - национальное село на севере Октябрьского района Ханты-Мансийского автономного округа, расположенное на высоком яру над Обью - разменяло уже пятое столетие своей истории. Даже по прежним меркам небольшое (меньше полутора тысяч жителей), оно способно удивить путешественника и белоснежной церковью - памятником архитектуры начала прошлого века, и современным Домом культуры, и археологическим памятником - древним Шеркальским городищем, и старинным деревянным особняком купцов Новицких… И неожиданно (а может быть, и вполне естественно) - этнографическим музеем, расположенным в обычной бревенчатой избе. Последний факт, кстати, часто удивляет экскурсантов: их привычный вопрос - "а где же хантыйский чум?". Однако археологические раскопки показывают, что срубные постройки изредка встречались в поселениях Нижнего и Среднего Приобья начиная с раннего железного века. Кроме того, в числе обитателей Шеркальского городища были рыболовы, которые не имели домашних оленей и, соответственно, нужды передвигаться за стадами в поисках пищи или пастбищ, почему могли вести оседлый образ жизни

Публикация на основе редакционных материалов, собранных в путешествии по «следам» Второй Камчатской экспедиции (1733—1743 гг.).

Редакция благодарит Государственный музей Природы и Человека (г. Ханты-Мансийск), его директора Л. В. Степанову и других организаторов симпозиума «Три столетия академических исследований Югры: от Миллера до Штейница» (сентябрь 2005 г.) за предоставленную возможность повторить один из маршрутов Великой Северной экспедиции

При слове «музей» в сознании обычно возникают большие залы с натертыми до блеска полами, обязательные тапочки на входе и холодный блеск ярко освещенных стендов и витрин. Тем разительней контраст — небольшое помещение, воссоздающее интерьер хантыйского дома, а находящиеся в открытой экспозиции экспонаты создают «эффект присутствия», реального проникновения в полузабытую, а для многих и вовсе незнакомую культуру...

За двадцать три года своего существования Шеркальский музей из школьной комнаты краеведения вырос в один из культурных центров села, выйдя за рамки простой выставки. Почти тысяча экспонатов в экспозиции, более тысячи посетителей ежегодно… Это лишь цифры, за которыми стоит многое — и кропотливая работа по сбору, описанию и размещению экспонатов, и уход за ними, и проведение наиболее значимых обрядовых праздников.

Во дворе музея посетителей встречают бревенчатый амбар на высоких резных столбиках и глиняная печь для хлеба. Судя по золе и следам сажи, последняя — не просто экспонат, в ней до сих пор пекут хлеб… Месторасположение печи не случайно: для всех хантов характерно деление дома на мужскую и женскую половины; область, прилегающая к входу — как изнутри, так и снаружи дома, — традиционно считается женской. Естественно, что и «рабочее место» женщины — на ее территории. И делает хлебную печь тоже сама женщина. Она же строит и чувал — некое подобие камина, а точнее — полузакрытый глиняный очаг, который можно увидеть в правом углу музея.

Здесь же — на женской половине — берестяная кухонная утварь, теплая не то чтобы на ощупь, а даже на взгляд. Береза традиционно считается у северных народов священным деревом, а изделия из бересты играют важную роль в обиходе аборигенов Севера. Рисунок на бересте, заложенный в нем смысл и технология его выполнения — отдельная тема. При всей кажущейся простоте орнамент на любой шкатулке — рассказ об окружающем мире, сделанный при помощи символов. Каждый такой берестяной предмет — не просто часть домашней утвари, а маленький памятник культуры, взгляд на мир глазами целого народа и конкретного человека.

Многие музейные экспонаты до сих пор вполне работоспособны — начиная от печки для выпечки хлеба и заканчивая старинным кремниевым ружьем

Самыми красивыми, самыми тонкими рисунками украшаются детские зыбки. В символических рисунках, процарапанных на люльках, — различные обереги, призванные охранять спящего ребенка от злых духов, или, как теперь говорят, — «от негативных влияний». Обычно люлька была одна на весь дом и помнила всех детей в семье. Висит такая зыбка и в Шеркальском музее.

Почти во всю длину комнаты вытянулась лодка-калданка, напоминая об одном из главных хантыйских промыслов — рыболовстве. А вот крапивная сеть, как выясняется, предназначалась совсем не для рыбы. Еще один, более привычный для нас, атрибут охотника — старинное ружье — висит на стене, надежно к ней прикрепленный. Из музейного ружья стреляли вплоть до середины прошлого века, да и сейчас оно находится во вполне рабочем состоянии. Продолжают «работать» и вещи, относящиеся к миру сакрального. Например, к священному ящику, обители семейных духов-покровителей, представители этой семьи приходят до сих пор — как по хорошим, так и по дурным поводам. При этом духу полагается класть в ящик подарки: отрезы тканей, монетки. Священное дерево с привязанными к ветвям ленточками, стоящее у входа в музей, также выполняет свою изначальную функцию — служит проводником между миром людей и миром духов.

Наш гид — хранитель музея Наталья Владимировна КРЮКОВА:
«Случайностей в жизни не бывает. В первую очередь в нашем музее появился этот ящик с духами. Когда мы еще приходили сюда со школьной экскурсией, он уже был там, за занавеской. А потом сюда пришла я — для того, чтобы хранить его. Ну, и духи, в свою очередь, хранят меня»                                               

Бывая в таких, как принято говорить, «провинциальных» музеях, вместо усталости и переполненности впечатлениями уносишь с собой ощущение, что прикоснулся к сказке или к собственному детству, побывал не в музее, а просто в гостях. И ты возвращаешься домой — «в суету городов и в потоки машин», но возвращаешься чуть-чуть другим. Не узнав, а, скорее, почувствовав, — кто ты и откуда.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments