• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
236
Раздел: История
Колымские шайтаны: легенды и реальность

Колымские шайтаны: легенды и реальность

На берегу оз. Омук-Кюель Среднеколымского улуса Якутии обнаружено уникальное захоронение «шайтана». Шайтанами, т. е. злыми духами, в результате русской колонизации и христианизации Сибири стали называть идолов, покровителей рода и племени у аборигенов, а также все сакральные предметы, использовавшиеся в качестве фетишей. Согласно разрозненным сведениям, относящимся к XVIII-XIX вв., в их число входили также мумифицированные останки великих шаманов и шаманок. Найденное захоронение вполне может служить подтверждением этих почти легендарных сведений. Реконструировав события далеких лет, автор считает, что в нем погребены мумифицированные останки шаманки, умершей в одну из опустошительных эпидемий оспы XVIII в. Стараясь побороть смертельную болезнь, сородичи шаманки использовали их в качестве фетиша эмэгэт, однако, потерпев неудачу, они похоронили своего идола и покинули родные места

В русский язык арабское слово «шайтан» попало из тюркских языков. Согласно исламской традиции, шайтан – один из джиннов, злой дух, демон. В процессе русской колонизации и христианизации Сибири шайтанами стали называть все сакральные предметы, использовавшиеся аборигенами в качестве фетишей, духов-хранителей рода и племени. Существуют разрозненные сведения, относящиеся к XVIII—XIX вв., о том, что в их число входили даже мумифицированные останки великих шаманов и шаманок.

В краеведческом музее с. Алеко-Кюель среднеколымского улуса Якутии хранится редкий экспонат: шуба сагынньах последнего шамана Первого Кангаласского наслега Якутии Дмитрия Батюшкина – Суор ойууна (1887—1968). На спинке шубы нашито изображение орла с распростертыми крыльями – священный тотем племени, через подмышки пропущена длинная волосяная веревка – поводья, с помощью которых «белый» шаман притягивает благодать светлых богов. Рядом с шубой висит шаманский бубен с двумя колокольчиками и резонаторами из четырех рожков. Экспонаты не имеют инвентарных номеров и хранятся в подсобном помещении, поскольку на перемещение шаманских принадлежностей наложено табу, за нарушение которого может последовать строгое наказание

В 40-х гг. XVIII в. участник Второй Камчатской экспедиции Яков Линденау писал: «С костей [шамана] соскабливают мясо и кости собирают в скелет, одевают в платье как человека и почитают скелет как божество. Юкагиры помещают такие наряженные кости… в своих юртах, иногда 10–15 штук. Если кто-нибудь подвергает даже незначительному поруганию эти кости, тот вызывает озлобление юкагиров… Во время путешествия и на охоте юкагиры возят эти кости в нартах, причем предназначают им лучшие нарты и лучших своих оленей. Когда юкагиры собираются предпринять что-то грандиозное, они гадают при помощи этих скелетов – поднимают скелет вверх, и если он кажется им легким, то это означает благоприятный исход их предприятия… Эти скелеты юкагиры называют стариками, одаривают их лучшими мехами и сажают на постели, покрытые оленьими шкурами, всех в кружок, как живых» (Линденау, 1983, с. 155).

Две шапки для идола

В конце XIX в. известный исследователь аборигенной культуры В. И. Иохельсон отметил изменения, произошедшие в ритуале за полтора столетия. Так, высушенное на солнце мясо шамана юкагиры делили между собой, а потом помещали его в отдельных шалашах. Там же оставляли трупы убитых собак.

«Затем, – пишет Иохельсон, – они делили между собой кости шамана. Подсушивали их и заворачивали в одежду. Череп служил объектом поклонения. Его насаживали на ствол (туловище), вырезанный из дерева. Шили для него (для идола) кафтан и две шапки – зимнюю и летнюю. Кафтан полностью расшивали вышивкой. На череп надевали особую маску с отверстиями для глаз и рта... Фигуру помещали в переднем углу дома. Перед приемом пищи сначала бросали кусочек в огонь, держа идола над дымом. Такое кормление идола… совершалось перед каждым приемом пищи» (Иохельсон, 2005, с. 236—237).

Хранился идол у детей покойного шамана. Один из них еще при жизни отца посвящался в тайны шаман­ства. Перевозили идола в деревянном ящике. Иногда, сообразно обычаю воздушного погребения, ящик устанавливали на столбах или деревьях и вынимали оттуда фигуру только перед охотой или дальним походом, чтобы погадать об исходе намеченного дела.

Со временем в качестве оберегов юкагиры стали использовать деревянных идолов. Иохельсон отмечает, что к концу XIX в. они уже скептически относились к идолам и называли их «шайтанами». Так, под влиянием христианства почитаемый дух предка превратился в свой противоположный образ – злого духа, дьявола, сатану.

Тунгусские «сайтаана»

В самом конце 1930-х гг. якутский этнограф А. А. Саввин собрал у эвенов (современное название тунгусов) Верхоянского района Якутии сведения о сайтаана. Так они называли мумифицированные трупы сильных шаманов или шаманок, использовавшиеся в качестве оберегов. По всей видимости, тунгусские «шайтаны» появились в подражание юкагирским.

Иногда это были одни головы или фигурки из трухлявого дерева. Тогда проводился обряд «оживления»: идола натирали кусками сушеного человеческого мяса, обмывали кровью жертвенного оленя, надевали на него шаманскую одежду, давали маленький бубен. Он становился оберегом семьи. Его почитали как покровителя охоты Байаная и боялись обидеть, поскольку он мог за это наказать. Хранили «шайтана» в кожаном мешке, кормили, окуривая дымом или паром от жертвенной пищи.

Сведений о том, что с ним происходило далее, совершался ли обряд погребения, долгое время не было, пока в 1995 г. житель отдаленного якутского села Алеко-Кюель не рассказал автору о том, что несколько лет назад он видел на берегу озера треугольный сруб, внутри которого сидел посаженный на кол «шайтан».

Эту ценную информацию никак не удавалось проверить, и только в 2009 г. представилась такая возможность.

На берегу Омук-Кюель

Жители с. Алеко-Кюель рассказали, что в старину в этой местности проживали омуки — так они называли эвенов. Большое озеро в 10 км от села носит название Омук-Кюель, что означает «озеро эвена».

На его лесистом берегу, на подушке из мха, ягеля и морошки и находится могила «шайтана». С виду это небольшой квадратный сруб, втиснутый меж двух старых пней, без которых он давно бы развалился. Сверху его покрывает настил из жердей. Под настилом – небольшая погребальная камера (0,45×0,45 м) с останками человека.

В одном углу лежат кости таза, в другом – кости нижних конечностей. Между ними – череп, с отсутст­вующей нижней челюстью и отверстием в затылочной кости. Позвонки и ребра в относительном анатомическом порядке расположены на полу камеры между тазом и черепом. Верхние конечности и лопатки отсутствуют. Вероятно, их унесли сородичи умершего, чтобы использовать в качестве талисманов или гадальных предметов.

На берегу оз. Омук-Кюель находится могила «шайтана» – небольшой бревенчатый сруб, втиснутый меж двух старых пней и закрытый сверху настилом из жердей. Необычно маленькие размеры погребальной камеры (0,45×0,45 м) и расположение костей дают основание предполагать, что захоронены были останки мумифицированного человека

Расположение останков говорит о том, что человек был погребен в сидячем положении, с сильно подогнутыми к груди ногами. Судя по длине конечностей, рост его составлял не менее 1,6 м. Лицом он был обращен к югу.

Кроме человеческих останков, в камере обнаружены подношения: коробок спичек, сигареты, завернутый в фольгу чай. Также в могиле находится деревянный кол со сгнившим концом. Второй кол стоит снаружи прислоненным к срубу. Оба кола плоские, у обоих острие не менее 2—3 см, так что насадить на них труп невозможно. Об этом же говорит и целостность копчика.

Учитель истории из с. Эбээх Второго Хангаласского наслега В. И. Ефимов сообщил, что в местности Дюенсэ когда-то в оградке сидел «шайтан», привязанный спиной к длинному колу. Проверить это невозможно, поскольку могилка, к сожалению, не сохранилась.

Гагара, бусины и жетоны

Под дерном, покрывающим пол камеры, найдены предметы, украшавшие некогда одежду умершего: железная фигурка гагары, бронзовый диск с ажурным солярным плетением, три латунных жетона с отвер­стиями и множество бусин синего, белого и черного цветов. Очевидно, все это атрибуты шаманского костюма: гагара крепилась на спине или плечах, солнечный диск висел на груди, жетоны украшали нагрудник, а бисер обильно покрывал одежду и обувь.

На одном из жетонов изображена корона и щит с лилиями, отчетливо читается надпись PFENNING. На другом жетоне такой же щит с лилиями, на обратной стороне – профиль мужчины в длинном парике, с жабо, по кругу идет надпись латинскими буквами. В фондах Якутского краеведческого музея хранятся латунные жетоны ХVIII в., извлеченные из погребения лошади. Два из них идентичны найденным.

В захоронении «шайтана» обнаружены части шаманского облачения: фигурка гагары, солярный диск с ажурным плетением, три монеты-жетона. Справа – пояс шамана с подвесками, среди них солярный диск. Музей археологии и этнографии ИАЭТ СО РАН (Новосибирск)

Не исключено, что украшений было гораздо больше. По рассказам местных жителей, до начала 1980-х гг. могила и погребенные в ней останки оставались нетронутыми. Это подтверждает и заведующий Музеем мамонта Института прикладной экологии Севера П. А. Лазарев, работавший в то время на оз. Омук-Кюель.

В окрестности могилы не обнаружено никаких ритуальных сооружений. Только в 60 шагах к северу от захоронения имеется квадратное основание чума тордох – зимнего варианта жилища. Близость этих двух объектов дает основание предположить, что они составляли единый ритуальный комплекс, ориентированный по линии север–юг.

Старожилы села рассказали, что в полукилометре отсюда, у оз. Омук-Унгуохтаах, находится могила еще одного эвенского шамана, однако указать ее точное расположение они отказались.

Легенды и факты

По словам директора местного краеведческого музея Д. И. Винокурова, в старину над «шайтаном» был установлен чум, а по обе стороны от него в треугольных оградках находились два его помощника.

Когда омуки проезжали мимо, они останавливались и кормили «шайтана», вставляя ему в зубы зажженную трубку. Говорят, он делал затяжку и дым изо рта шел в верхнее отверстие чума. Раньше Дмитрий Ильич работал оленеводом и охотником, но на том месте «шайтана» никогда не видел.

Сельский коневод В. С. Бубякин рассказал, что в 1960- х гг. видел насаженного на кол «шайтана». Кол проходил через отверстия в позвоночных костях и втыкался ему в череп. Одежды на «шайтане» не было, лишь какие-то лохмотья. Лицом он был обращен к югу.

Саха считают, что душа покойника отправляется в загробный мир верхом на коне. Следуя старинному обычаю, уходящему корнями в древнетюркскую эпоху, жители с. Алеко-Кюель до сих пор забивают на похоронах жертвенных лошадей, а их головы и копыта вешают на деревьях около кладбища. Головы лошадей ориентированы на восход солнца, в сторону местожительства светлых божеств айыы. Дерево, в данном случае лиственница, выступает связующим звеном между мирами, «дорогой» в потусторонний мир

Сам Бубякин дружил с эвенским шаманом Н. Я. Слепцовым. Его похоронили около оз. Дьархатаах, в местности Лайылла. Когда Бубякин бывает там, кормит огонь, призывая своего друга по имени-отчеству. По его словам, гипноз шамана сохраняется 300 лет. Он до сих пор чувствует силу шамана.

Бывший директор краеведческого музея В. Д. Батюшкин сообщил, что в 1981—1982 гг. к ним из Якутска приезжал архитектор Серафим Бандеров. Он-то и раскопал «шайтана». Батюшкин помнит фотографии, которые ему показывал Бандеров. На них были видны кости внутри треугольного сруба, а головы не было. Владимир Дмитриевич сказал, что жизнь архитектора после этого не сложилась. Он считает, его ранняя смерть вызвана местью «шайтана».

В администрации Первого Хангаласского наслега нам показали книгу журналиста В. Е. Винокурова, в которой оказалась одна интересная легенда.

Когда-то давно эпидемия оспы истребила почти всех омуков. Несколько выживших сложили у воды трупы своих сородичей и ушли, забрав с собой тела трех женщин. Они их высушили, превратив в фетиши эмэгэт. С их помощью они надеялись спастись от страшной болезни, однако, убедившись в бессилии идолов перед оспой, оставили мумии на берегу, посадив в треугольные оградки.

12.06.jpg

Из тех могил сохранилась только одна. А омуки переселились в тундру Олюерэ. На рубеже ХIХ—ХХ вв. оттуда трижды приезжал шаман Ньукулачаан ойуун, чтобы провести обряд благословения духов своих старших теток (Винокуров, 2008, с. 22).

Отголоском старинной легенды, скорее всего, и является могила на берегу оз. Омук-Кюель. Похороненный в ней «шайтан» – умершая от оспы эвенская шаманка. Возможно, это была эпидемия черной оспы 1782 г.

Известно, что старые арангасы (могильные помосты) могут стоять до ста лет, а в условиях Севера и больше. Если в конце XIX в. сюда приезжали сородичи шаманки, то они могли поправить могилку, поставленную еще в предыдущем веке.

Косвенным доказательством того, что могила относится к дохристианскому периоду истории Якутии, т. е. до конца ХVIII – начала ХIХ в., является отсутствие креста. Малые же размеры камеры и необычная поза костяка наводят на мысль, что захоронены останки некогда мумифицированного человека. Солнечный диск и ориентировка «шайтана» на юг указывают на его связь с культом Солнца, что отрицает возможную принадлежность умершего к так называемому «черному» шаманству.

Литература

Васильев В. Е. Сайтаан // Культурное наследие народов Сибири и Севера: Материалы V Сибирских чтений. СПб.: МАЭ РАН, 2004. Ч. 2. С. 194–197.

Васильев В. Е. Юкагирские сайтаны (вопросы генезиса шаманских погребений) // Сибирский сборник—1: Погребальный обряд народов Сибири и сопредельных территорий. Кн. 2. Спб.: МАЭ РАН, 2009. С. 191—198.

Винокуров В. Е. Великое переселение: предания, мифы, легенды, статьи. Среднеколымск, 2008. 153 с. (На якут. яз.)

Иохельсон В. И. Юкагиры и юкагиризированные тунгусы. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 2005. 675 с.

Линденау Я. И. Описание народов Сибири (первая половина ХVIII века): Историко-этнографические материалы о народах Сибири и Северо-Востока. Магадан: Кн. изд-во, 1983. 176 с.

Токарев С. А. Ранние формы религии и их развитие. М.: Политиздат, 1990. 662 с.

Работа выполнена в рамках Программы Президиума РАН «Историко-культурное наследие и духовные ценности России», блок «Духовная культура саха: традиции, современное состояние и перспективы развития»

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments