• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
217
Рубрика: Новости науки
Раздел: Биология
Наука женского рода

Наука женского рода

12 ноября 2008 г. в Москве десяти молодым российским ученым прекрасного пола была вручена национальная стипендия Л’Ореаль—ЮНЕСКО «Для женщин в науке» размером 350 тыс. рублей

Премию Л’Ореаль—ЮНЕСКО вручают уже второй год подряд. Компания «Л’Ореаль» осуществляет этот проект при поддержке национальной комиссии ЮНЕСКО, бюро ЮНЕСКО в Москве и Российской академии наук.

В конкурсе могут участвовать женщины-ученые не старше 35 лет. Основным критерием отбора работ является индекс цитируемости; кроме того, жюри оценивает оригинальность научного направления, личный вклад в проводимые исследования, вовлеченность в жизнь научного учреждения и, наконец, намерение кандидаток продолжать научную карьеру в России.

В этом году соискателями премии стали 320 девушек из 65 городов России (почти вдвое больше, чем в прошлом году). Отбор проводило жюри из восьми человек под председательством проректора Московского государственного университета, академика А. Р. Хохлова.

В состав жюри входили также представители компании «Л’Ореаль» и ЮНЕСКО. По итогам конкурса были отобраны десять девушек, занимающихся исследованиями в области химии, физики и биологии.

Нашими героинями стали две из них: сибирячки Оксана Калюжная (Иркутск) и Софья Артемкина (Новосибирск).

Подводные чудеса Оксаны Калюжной

Оксана КАЛЮЖНАЯ – кандидат биологических наук, научный сотрудник Лимнологического института СО РАН (Иркутск). Сфера научных интересов: молекулярно-биологические исследования байкальских губок. Принимала участие в международной экспедиции «Миры на Байкале-2008», дважды погружалась на глубины 1576 и 1370 м. Увлекается дайвингомОбъект исследований Оксаны Калюжной не совсем обычен. Это – губки, древнейшие из ныне живущих многоклеточных организмов. Большая часть видов этих удивительных беспозвоночных созданий, внешне больше похожих на растения, чем на животных, живут в морях, но некоторые выбрали в качестве местообитания пресноводные водоемы, в том числе и озеро Байкал.

Байкальские губки к тому же эндемичны, т. е. больше нигде в мире не встречаются. Судя по находкам в байкальских осадках спикул – скелетных элементов губок, они являются исконными обитателями Байкала. В самом древнем и самом большом озере планеты губки заняли разнообразные экологические ниши, результатом чего стал взрыв видообразования. Внешний вид «байкалочек» также примечателен: они, как правило, крупные, а представители некоторых видов к тому же ветвятся.

Исследования губок многие годы ограничивались небольшими (до 40 м) глубинами, т. е. в пределах досягаемости водолазов. На мелководьях губки сплошным зеленым ковром покрывают дно, но что же происходит на больших глубинах? При погружениях легендарных аппаратов «Пайсис» в 1977 и 1991 гг. исследователям впервые удалось увидеть глубоководных губок необычного голубого цвета. В 2008 г. на Байкале состоялась первая международная экспедиция с использованием глубоководных спускаемых аппаратов «Мир» с участием Лимнологического института СО РАН. Мечта Оксаны сбылась: в числе других молодых ученых она оказалась среди участников экспедиции и участвовала в двух из 30 погружений «Миров». Результатом экспедиции стала в том числе и неплохая коллекция глубоководных губок.

Загадочную «голубую губку» впервые обнаружили на больших глубинах Байкала экипажи аппаратов «Пайсис» еще в 1977 г. И только нынешним летом ученым удалось заполучить уникальные образцыОксану как молекулярного биолога интересуют гены, отвечающие у губок за образование скелета. Необычный внутренний скелет этих древних животных образуют маленькие твердые образования (спикулы), состоящие не из кальция, а из кремния. Оксане и ее коллегам впервые удалось показать, что у пресноводных губок в отличие от морских имеется множество генов, отвечающих за образование спикул, их форму, размеры и другие особенности.

Большой интерес представляют симбионты губок, т. е. бактерии и водоросли, которые «квартируют» в полостях их тел. В губках, обитающих на глубинах, куда проникает свет (до 100 м), живут фотосинтезирующие организмы, поэтому они окрашены в зеленый цвет. Какие симбионты обитают на бесцветных и голубых экземплярах, поднятых с глубин более полутора тысяч метров, как раз и является предметом исследований ученых из Лимнологического института.

Оксана Калюжная перед погружением на глубоководном аппарате «Мир-1». Байкал. 2008 г.

Морские губки сегодня интенсивно изучаются как источники биологически активных веществ, в том числе противораковых. Пресноводные губки в этом плане совершенно не изучены, однако Оксана надеется, что в результате будущих молекулярно-генетических исследований из байкальских губок (или их симбионтов) также удастся выделить вещества, которые можно использовать в медицинских целях. Неожиданный практический выход могут иметь и те же исследования механизма образования кремниевого скелета губок, кажущиеся на первый взгляд исключительно фундаментальными. Ведь губки используют для построения скелетных элементов наночастицы кремния определенной заданной структуры, а это настоящая находка для современных био- и нанотехнологий.

Слева: неизвестный вид глубоководных губок, поднятый с глубин Байкала с помощью аппаратов «Мир». За объектами для своих исследований Оксана отправляется на дно Байкала в любое время года (на фото справа)

Пока Оксана называет такие рассуждения мечтами. Она увлечена своей повседневной работой, тесно связанной с экспедициями, где ей удается совмещать профессиональную деятельность с любимым увлечением – подводным плаванием. Ведь Оксана – не кабинетный ученый: ее первая встреча с объектом исследований проходит не за письменным столом или окуляром микроскопа, а в исключительно прозрачных водах озера. И если вспомнить, что Байкал отнюдь не Средиземное море и температура воды здесь в среднем 4 ºС, а сбор образцов иногда приходится проводить и зимой…

Скелет байкальской губки (а) состоит из отдельных кремниевых спикул (б). Электронная микроскопия. ЛИН СО РАН (Иркутск)

То, что вызывет у нашей байкальской русалочки «ни с чем не сравнимые» ощущения, может оказаться не по плечу многим представителям сильного пола. Но стоит ли этому удивляться? Ведь не требуется молекулярно-генетических исследований, чтобы понять: генофонд наших современниц мало изменился со времен, воспетых Некрасовым.

Счастливого плавания, Оксана!

Рукотворные кристаллы Софьи Артемкиной

Софья АРТЕМКИНА – кандидат химических наук, научный сотрудник Института неорганической химии СО РАН (Новосибирск). Научные интересы: синтез и исследования кластерных неорганических соединений. Ненаучные интересы: семья, рукоделие, зимние виды спортаСофья Артемкина связала свою судьбу с кластерной химией еще со времен учебы в Новосибирском государственном университете. Ее дипломная работа, выполненная в лаборатории д. х. н. В. Е. Федорова, посвящена соединениям рения – металла недостаточно изученного. После защиты диплома она осталась в той же лаборатории ИНХ СО РАН, здесь закончила аспирантуру, защитила кандидатскую диссертацию.

Главным предметом исследований молодого химика являются кластерные соединения, которыми в химии называют комплексы, состоящие из группы ковалентно связанных атомов металла, окруженных различными ионами или нейтральными молекулами – лигандами.

В последние годы Софья занимается октаэдрическими кластерами, в основном соединениями молибдена, ниобия и тантала. Исследовательской группе, в которой она работает, удалось синтезировать ряд совершенно новых химических веществ.

Впервые в мире получены такие комплексы, как, например, {Mo6I6О2}Cl6, {Мо5NbI8}(OH)6 и некоторые другие.

Строение кластерного комплекса {Mo₆I₆О₂} Cl₆ (атомы молибдена в вершинах голубого октаэдра не показаны)Зачем они нужны человечеству? Сама Софья скромно называет эти не встречающиеся в природе кристаллические вещества просто «интересными» и воздерживается с уверенностью говорить о возможных областях их применения. В России такой подход в фундаментальной науке традиционен: сначала открывается что-то новое, затем оно детально исследуется, а будет ли практическая отдача – это вопрос времени. Настоящим ученым движет в первую очередь жажда неизведанного, любопытство, желание ступить на территорию, где никто не бывал.

Этим и занимается С. Б. Артемкина с коллегами: в их лаборатории получают новые сложные соединения, исследуют их химические превращения (например, воздействуют на кластерный материал каким-нибудь реагентом так, чтобы кластер оставался прежним, а лиганды замещались), изучают кристаллическую структуру, физические свойства, совершенствуют методы синтеза, чтобы получать эти вещества в количествах, достаточных для проведения дальнейших фундаментальных исследований.

По тематике лаборатории синтеза кластерных соединений и материалов ИНХ СО РАН работают исследовательские коллективы во всем мире. И на публикации сибиряков ссылаются довольно часто, что свидетельствует об их высоком научном авторитете. Ради объективности стоит отметить, что совершенно не соответствует действительности появившаяся в ряде СМИ информация, что якобы благодаря пионерным работам С.Б. Артемкиной у медиков появился шанс найти лекарство от рака. По словам Софьи, это домыслы недобросовестных журналистов, не имеющие под собой никакой реальной основы.

Так выглядят темно-зеленые кристаллы Cs₄Ta₆Br₁₂(NCS)₆·0,5H₂O. Сосуд Шлёнка (справа) используется для проведения химических реакций в контролируе­мой атмосфере. При синтезе кластерных соединений тантала объем над раствором заполняли аргоном

Будущее покажет, где смогут найти применение новые кластерные комплексы Софьи Артемкиной, а пока просто восхитимся тем фактом, что обаятельная, привлекательная и умная женщина производит на свет вещи, для сотворения которых у Бога не дошли руки. Причем делает это увлеченно, красиво – как и положено женщине… в науке.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments