• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
646
Раздел: Биология
Шороон Дов – «земляной бугор»

Шороон Дов – «земляной бугор»

Одним из важных событий в археологии Центральной Азии стало открытие в 2009 г. кургана Шороон Дов в Монголии. Подобных памятников монгольского средневековья на территории Монголии и России пока не обнаружено. Необычным оказалось устройство кургана - в погребальную камеру под насыпью ведет длинный (21 м) коридор с арочными перегородками. Состав погребального инвентаря также весьма интересен: разрисованные глиняные фигурки людей, животных, драконов, миниатюрные деревянные дверцы, колесики, крошечные знамена и пр. Но самой удивительной находкой стала эпитафия. На двух каменных плитах китайскими иероглифами была высечена надпись о человеке, тюрке по происхождению, который занимал высокое положение в иерархии танского общества - был генерал-губернатором провинции. Возможно, этим объясняется вся необычность и торжественность описываемого погребального комплекса

Бескрайние центрально-азиатские степи, протянувшиеся от отрогов Хингана до Тянь-Шаньских гор, люди населяли еще в каменном веке. Однако полное их освоение началось лишь с развитием кочевого скотоводства. В память о кочевниках, покорителях степных просторов, на территории Монголии остались многочисленные курганы, городища, поминальные и культовые сооружения.

Схема кургана Шороон Дов. В погребальную камеру под курганом ведет коридор-дромос с четырьмя арочными перегородками. Его длина 21 м, ширина 2 м. Между второй и третьей арками в стенках коридора сделаны ниши. Четвертая арка, являющаяся входом в усыпальницу, заложена кирпичом. После возведения насыпи все пространство дромоса строители кургана заполнили землей. Пытаясь пробраться внутрь, грабители прокопали лаз от основания насыпи до входа в погребальную камеру (на схеме – заштрихованная область)

Первые сведения о кочевниках содержатся в древнекитайских (иньских) гадательных текстах (XVII—XIII вв. до н. э.) – рифмованных надписях на костях животных и панцирях черепах, старейших письменных источниках в Восточной Азии. В них говорится о северных варварах, ведущих непривычный для оседлых земледельцев образ жизни.

Древнекитайский историк Сыма Цянь (II—I вв. до н. э.) ввел для описания кочевников фразеологический оборот, который стал широко использоваться китайскими летописцами: «Передвигаются вслед за скотом в поисках воды и травы». С этого времени и вплоть до позднего средневековья кочевники упоминаются в самых разных китайских, персидских, арабских и европейских письменных источниках.

Левый верх: часть кирпичей, закрывающих вход в погребальную камеру, вынута грабителями. Чтобы попасть внутрь, им пришлось еще разбить деревянные двери, находящиеся прямо за кладкой. Правый верх: в нишах коридора обнаружены разрисованные глиняные фигурки людей, отличающиеся друг от друга не только одеждой, но и чертами лица. Возможно, они имели портретное сходство с реальными людьми. Левый низ: весь пол в погребальной камере усыпан глиняными фигурками людей, лошадей, птиц, рыб и драконов, а также многочисленными деревянными деталями – остатками погребальной конструкции. В центре внизу: на полу перед входом в усыпальницу лежат две гранитные плиты. На них иероглифами высечены надписи о том, кто и когда здесь был похоронен. Правый низ: дополнительную прочность стенкам коридора придают арочные перегородки

Эпоха средневековья знаменуется появлением могущественных степных империй. В среде кочевников появляются собственные письменные источники на основе разработанных ими систем письма.

Монгольское средневековье

На территории Монголии древними и средневековыми кочевниками оставлено немало археологических памятников. Их изучение началось в 1889 г., экспедицией под руководством известного исследователя Сибири и Центральной Азии Н. М. Ядринцева. Тогда в долине Орхона были открыты поминальные комплексы времени Второго тюркского каганата (VII—VIII вв.), обнаружены развалины Орду Балыка – столицы Уйгурского каганата и Каракорума – столицы Великой империи Чингисхана.

Коридор, ведущий в погребальную камеру, вырублен в твердом каменистом грунте. В самом начале стенки коридора почти вертикальные, затем он расширяется, приобретая форму трапеции. Стенки хорошо сохранились не только за счет прочности каменистого материкового грунта, но и благодаря арочным перегородкам. Тем не менее на время проведения раскопок их дополнительно укрепили при помощи бревенчатых конструкций

Древние тюрки – кочевой народ Центральной Азии, создавший в середине VI в. могущественную степную империю, которая охватывала территорию Южной Сибири, Центральной и Средней Азии, Нижнего Поволжья и Северного Кавказа, – Первый тюркский каганат. В нее входили и кидани – кочевые племена монгольской группы, населявшие территорию современной Внутренней Монголии, Республики Монголия и Маньчжурии. В X в. кидани создали собственное сильное государство – империю Ляо, протянувшуюся от Японского моря до Восточного Туркестана и ставшую наиболее могущественной державой Восточной Азии. Само название Китая в славянской и западной традициях восходит к этнониму «кидани».
В 30-х гг. VII в. тюрки потеряли свою независимость и попали под власть китайской империи Тан. Спустя 80 лет они подняли восстание и создали Второй тюркский каганат, просуществовавший до середины VIII в. Раскопанный курган относится ко времени нахождения тюрков под властью Танской империи

Наибольший вклад в изучение монгольского средневековья внесли совмест­ные советско-монгольские экспедиции. В их ходе были изучены многочисленные памятники тюрков, уйгуров, киданей, монголов в бассейнах рек Орхон, Онон, Керулен и Тола. Именно тогда в поле зрения исследователей попали невысокие (до 4—6 м высотой) курганы сферической формы.

Сопоставив их ареал с территорией распространения киданьских городищ, а также изучив особенности склепов киданей на Хингане и в Маньчжурии, ученые высказали предположение о том, что в курганах похоронены представители киданьской знати.

Ранее подобные погребения в Монголии не обнаруживали – лишь в Маньчжурии и Внутренней Монголии. Одни ученые объясняли это тем, что кидани увозили хоронить своих умерших на родину, другие – тем, что они тщательно маскировали захоронения.

Появление новых источников, письменных или археологических, могло пролить свет на эту проблему. В 2009 г. Международный институт по изучению кочевых цивилизаций ЮНЕСКО (Улан-Батор) и Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (Улан-Удэ) снарядили совместную экспедицию для проведения раскопок одного из курганов.

Земляной бугор

Курган в местности Шороон Дов (букв. «земляной бугор») был открыт монгольскими учеными в 2002 г. во время проведения разведочных работ по р. Тола (правый приток Орхона).

Курган, находящийся в 2,5 км от реки, представляет собой округлый холм высотой 5 и диаметром 20 м. На его вершине имеется достаточно ровная площадка с плотной щебеночно-глинистой поверхностью. Вокруг кургана просматривается ограда – небольшой вал, практически слившийся с поверхностью земли, – в форме прямоугольника, несколько вытянутого по линии север–юг. В ее углах видно расширение и повышение вала, возможно, это следы бывших угловых сооружений. С южной стороны в ограде сделан проход, по обеим сторонам от него также есть небольшие возвышения.

Изображение человека, в честь которого, предположительно, был сооружен курган

Самой примечательной деталью захоронения оказался дромос – вырубленный в твердом грунте коридор, ведущий в усыпальницу под насыпью. Подобные коридоры имели курганы, раскопанные на коренной территории киданей в Маньчжурии и на Хингане. Это косвенно подтверждало киданьскую версию происхождения кургана, однако основным аргументом в ее пользу явилась близость киданьского городища Хэрмэн Дэнж на берегу р. Тола.

На пути в усыпальницу

Перед входом в погребальную камеру лежали две каменные плиты с эпитафией, выполненной китайскими иероглифамиРаскопки памятника начались со вскрытия дромоса. Оказалось, что он состоит из четырех отсеков, разделенных арочными перегородками, которые были сделаны, судя по всему, для упрочнения стен.

В стенках дромоса, между второй и третьей арками, были обнаружены заложенные кирпичом ниши. В них хранились глиняные фигурки людей и лошадей, деревянные палочки с кусочками материи, изображающие знамена или штандарты, миниатюрные деревянные дверцы, брусочки с выструганными шипами и пазами.

Люди были изображены в разнообразной одежде, и хотя большинство фигурок оказалось сломано, на некоторых хорошо видны лица монголоидного типа с прорисованными бровями, тонкими усиками и небольшими бородками. Возможно, даже имелось портретное сходство с реальными людьми, поскольку лица обладают яркой индивидуальностью.

За третьей аркой на полу лежала отполированная каменная плита зеленоватого цвета с 12 китайскими иероглифами. Под ней обнаружилась еще одна плита с текстом из 750 иероглифов гораздо меньшего размера.

Последняя – четвертая – арка оказалась заложена кирпичом. Это и был вход в погребальную камеру. Когда-то своды арки поддерживали деревянные кон­струкции, от которых сохранились полукруглые детали, повторяющие форму и размеры ее левой части.

В верхней части арки кирпичи отсутствовали. Веро­ятно, их вынули или продавили внутрь грабители. Пытаясь добраться до усыпальницы, они разрушили кладку, разбили наружную дверь и выбили внутреннюю – от нее остались доски и медные петли.

При падении дверь повредила находившиеся за ней скульптуры каких-то существ, сидевших на задних лапах: возможно, львов, тигров или драконов – уцелели только нижние части туловищ и округлые подставки.

Пустая могила

Пол в погребальной камере был усыпан раскрашенными глиняными фигурками людей, лошадей, птиц, рыб и драконов, а также многочисленными деревянными деталями (досками, рейками, планками и т. д.), являвшимися частью какой-то легкой конструкции. Все вещи разбросаны, часть изделий под завалом сохранилась очень плохо. Понять, каким было погребальное сооружение, оказалось практически невозможно. И все же некоторые его особенности удалось прояснить.

Участники совместной российско-монгольской археологической экспедиции. Слева направо – С. В. Данилов, А. И. Бураев (Улан-Удэ), Г. Батболд, Л. Эрдэнболд (Улан-Батор)

В качестве постамента использовалось несколько досок, под которые с одной стороны был положен брус. Погребальное сооружение, стоявшее сверху, состояло из внутреннего и внешнего гробов, причем внешний был сделан из более массивных досок, на стенках внутреннего видны следы лакового покрытия. По углам доски соединялись при помощи специальных пазов и дополнительно прошивались железными гвоздями. Судя по следам сверления, вырубки и выпиливания, деревянные детали были изготовлены опытными столярами и плотниками.

Когда-то всю погребальную конструкцию обтягивала шелковая ткань – от нее сохранились обрывки материи. К стенкам гроба она крепилась при помощи небольших бронзовых гвоздей с шляпками и разрубленных на части бронзовых монет.

Останков человека внутри усыпальницы не было обнаружено. Вероятнее всего, это кенотаф (древнегреч. «пустая могила»), символический памятник умершему, тело которого покоится в другом месте.

Кидани, уйгуры, тюрки?

Для работы в погребальной камере от генератора провели электрическое освещение, чтобы участники экспедиции смогли составить план камеры и зарисовать находящиеся в ней предметыОткрытие кургана Шороон Дов стало заметным событием в археологии Центральной Азии. Подобных ему на территории Монголии и России пока не обнаружено.

Конструктивные особенности кургана, такие как дромос с арками, ниши в боковых стенах, оказались настолько специфичны, что в ходе раскопок даже появлялись предположения о его уйгурской принадлеж­ности. Интересно, что и лица глиняных фигурок отдалено напоминали изображения уйгуров на средневековых турфанских фресках.

Точку в споре о том, какой народ возвел усыпальницу, поставила расшифровка эпитафии.

Способ начертания тек­ста – светлые иероглифы на темном фоне – до конца не раскрыта. По одной версии, сначала высекли иероглифы, потом плиту покрыли черной краской или тушью, а затем прочертили их заново. По другой версии, плиту сначала покрыли черной краской, а после уже высекли знаки.

Расшифровка первых же строк дала неожиданный результат. Были определены иероглифы, обозначающие империю Тан, Алтай (Цинь Шань), Тянь-Шань и этнонимы теле и пугу. Как известно, теле были одним из самых многочисленных тюркских народов. В их состав входили племена пугу, проживающие в среднем течении Толы. Речь в эпитафии, вероятно, шла о переселении части народа теле с Тянь-Шаня на Алтай.

Но самым интересным оказалось время создания эпитафии – 665 г. Такая датировка относила захоронение к тюркскому периоду истории Центральной Азии, что опровергало первоначальную гипотезу о киданьской принадлежности кургана. Но и с тюрками не все было однозначно…

Тюркский археологический комплекс достаточно хорошо изучен. Известны основные типы погребальных сооружений: каменные стелы с эпитафиями, захоронения с конем, каменные статуи, каменные оградки. Традиционен и погребальный инвентарь, в который входят вооружение, конское снаряжение, поясные наборы, серьги. Все предметы имеют настолько неповторимый облик, что являются надежным индикатором тюркской культуры. Однако при исследовании кургана Шороон Дов ни один из перечисленных элементов комплекса обнаружен не был.

Может, разгадка кроется в личности человека, в честь которого возведен курган?

В стенках дромоса, между второй и третьей арками, обнаружены заложенные кирпичом ниши. В них хранились глиняные фигурки людей, животных, различные деревянные детали. У некоторых фигурок хорошо сохранились лица монголоидного типа с прорисованными бровями, усиками и бородками

Как выяснилось, он родился на Алтае и принадлежал к тюрко­язычному племени пугу. Ко времени возведения кургана тюрки уже несколько десятилетий находились под властью китайской династии Тан. Это был период между Первым и Вторым тюркскими каганатами, непростой в истории центрально-азиатских кочевников. Но, как свидетельствуют данные расшифровки найденной эпитафии, в иерархии танского общества этот человек занимал высокое положение – был генерал-губернатором провинции. Возможно, статусом умершего объясняется особая торжественность совершенного в его честь погребального обряда, вся его необычность.

Однозначно говорить об этом можно будет только после полного прочтения эпитафии. Работа над ее расшифровкой продолжается…

Литература

Бичурин Н. Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.; Л., 1950. Т. 1. 382 с.

Малов С. Е. Памятники древнетюркской письменности. Тексты и исследования. М.; Л.: Изд-во АН CССР, 1951. 451 с.

Кляшторный С. Г., Султанов Т. И. Государства и народы Евразийских степей. Древность и средневековье. СПб.: Петербургское Востоковедение («Orientalia»), 2000. 320 с.

Кызласов Л. Р. История Тувы в средние века. М.: Изд-во МГУ, 1969. 212 с.

Степи Евразии в эпоху средневековья. Археология СССР, т. XVIII. М.: Наука, 1981. 304 с.

В публикации использованы фотографии Б. В. Саганова, Л. Эрденболта, С. В. Данилова

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments