• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
316
Раздел: История
Уроки Коптюга

Уроки Коптюга

Бывают такие исторические моменты, когда воля, организаторский талант и целеустремленность одного человека определяют настоящее и будущее целого сообщества. Именно таким человеком был Валентин Афанасьевич Коптюг, возглавлявший Сибирское отделение Академии наук в трудный для страны период перестройки государственной системы. Выдающийся ученый, человек с огромным творческим потенциалом, был, говоря словами академика Г.И. Марчука, принесен в жертву «процветанию и развитию Сибирского отделения, всего нашего научного сообщества в Сибири».

И он с честью нес эту нелегкую ношу. Благодаря Коптюгу Сибирскому отделению удалось в тяжелейших кризисных условиях сохранить работоспособность, научный потенциал и результативность. Из воспоминаний друзей, коллег и соратников вырастает образ настоящего «рыцаря без страха и упрека», кристально честного, несгибаемого в отстаивании своих принципов и вместе с тем скромного, открытого в общении с людьми независимо от их социального статуса.

Заботясь о других, сам Коптюг работал с нечеловеческими перегрузками: за 17 лет председательства в СО РАН у него остались неиспользованными 650 дней отпуска - почти два года жизни… Жизни, смысл которой лучше всего выражают слова самого Коптюга, сказанные им в память об академике М.А. Лаврентьеве: «…бессмертны дела людей, направленные на благо общества»

«Интеллигенция всегда была и будет в первую очередь ответственной за то, что происходит в стране. Фактически с ее позиции начиналась наша перестройка, именно в ее среде формировались первые волны неприятия тоталитаризма и загнивания, искажения идей социализма и реальной демократии.

Перефразируя одного из классиков, можно сказать так: у русского интеллигента не поймешь, чего он хочет больше – демократии или осетрины с хреном. Если исходить из того, что у каждого, кто причисляет себя к интеллигенции, были свои внутренние убеждения, то число поменявших их сегодня на прямо противоположные огромно. А это, скорее всего, значит, что собственные убеждения были недостаточно глубоки, а быстрая их смена – свидетельство того, что многие, нередко втайне от самих себя, предпочитают занимать конъюнктурную, а не гражданскую позицию.

С моей точки зрения, интеллигенция сыграет важную роль в реализации реформ, которые действительно необходимы России, если у ее представителей будет четкая, мужественная, гражданская позиция, если она не будет остерегаться высказывать свои убеждения, основанные на более обширных знаниях, более широком кругозоре, чем у других слоев общества, и осознанно сделает свой исторический выбор».

000 - Факсимиле В.jpg



О Валентине Афанасьевиче Коптюге писать легко. Блестящий ученый, прекрасный организатор науки, всемирно известный специалист по глобальным проблемам Земли, замечательный лектор и педагог – даже часть этих характеристик способна вдохновить перо на создание парадного мемориального портрета.
О Коптюге писать неимоверно трудно. Многомерной личности такого масштаба тесно в любых жанровых формах. И каждая грань его неординарного облика требует своих незатертых слов.
Единственное, что я твердо знаю, – о Валентине Афанасьевиче писать нужно обязательно только правду, какой бы она ни была, сколь ни являлась бы колючей для иных, в том числе известных, персонажей

Ю. Г. Демянко, к. т. н., зав. сектором
Исследовательского центра
им. М. В. Келдыша

Жизненный путь Валентина Афанасьевича Коптюга – отражение истории нашей страны. Белорус по национальности, он рос в Смоленске, школу закончил в Самарканде, учился в Москве и там же начал работать, в 28 лет стал сибиряком. Как он говорил не раз, человек узнается по делам, а не по национальности. Этот урок, вынесенный им из юности, Коптюг пронес через всю свою жизнь.

Отец Валентина Афанасьевича был репрессирован, и это давало о себе знать в школьные и студенческие годы. Но он не только не озлобился, но до конца дней своих оставался патриотом и коммунистом, сторонником социалистической идеи. И это второй урок Коптюга. Быть интернационалистом и патриотом в наши дни непросто, а порой и опасно, но если свобода – это осознанная необходимость, то Валентин Афанасьевич был гораздо более свободным человеком, чем многие нынешние руководители.

Ученый и Учитель

Образование Валентин Коптюг получил в знаменитой Менделеевке – Московском химико-технологическом институте им. Д. И. Менделеева. Уже со второго курса он по собственной инициативе начал вести научную работу, причем последовательно на разных кафедрах с целью расширения кругозора и углубления общих химических знаний.

Ученик выдающегося химика академика Н. Н. Ворожцова, Валентин Афанасьевич следом за учителем приехал после защиты кандидатской диссертации в строящийся новосибирский Академгородок, в Ин­ститут органической химии. Здесь он прошел по всем ступенькам – от младшего научного сотрудника до директора. В 34 года защитил докторскую диссертацию, в 37 лет был избран членом-корре­спондентом, в 48 – действительным членом Академии наук СССР.

Предугадав и обосновав новые «прорывные» направления в органической химии, Коптюг стал мировым авторитетом в области физической, синтетической и прикладной органической химии. Одним из первых он начал внедрять в практику химической науки новейшие физические методы исследований, математическое моделирование и компьютерные технологии, воплотив в жизнь один из основополагающих принципов Сибирского отделения – комплексность, работу на стыке наук.

В общей сложности 24 года Валентин Афанасьевич проработал в ведущих научных организациях мира – в Международном союзе по теоретической и прикладной химии (ИЮПАК) и в Научном комитете по проблемам окружающей среды Международного совета научных союзов. По его инициативе ИЮПАК приступил к реализации программы «Химия и окружающая среда», организовал серию международных конференций «Химические исследования в применении к мировым нуждам».

«Химия занимает среди естественно-научных дисциплин особое место благодаря бесконечному многообразию возможных объектов изучения. Она не только охватывает объекты существующего химического мира, но и непрерывно создает такие объекты, синтезируя новые химические соединения. Возможности такого синтеза беспредельны».

В. А. Коптюг. Выдержка из Менделеевской лекции «Некоторые проблемы систематизации химических знаний»

Валентин Афанасьевич 15 лет возглавлял в Ново­сибирском университете кафедру органической химии, сотни выпускников которой работают в исследовательских организациях и на предприятиях Сибири. Он организовал на кафедре специализацию по математической химии еще тогда, когда сами химики только осваивали новые для них информационные технологии.

Открытие мемориальной доски первому ректору НГУ академику И. Н. Векуа. На фото: А. П. Деревянко (выступает), справа от него С. Л. Соболев, А. П. Окладников, В. А. Коптюг. 1981 г.

Лекции Коптюга отличались такой безупречной логикой и таким глубоким владением материалом, что самые сложные вещи в его изложении казались простыми и понятными. Неудивительно, что на них всегда присутствовала масса «посторонних» людей – сотрудников институтов, аспирантов, командированных. И он никогда не ставил плохих оценок своим студентам, хотя был требовательным. Он умел задавать вопросы таким образом, что молодой человек, даже не очень уверенный в своих знаниях, мог достаточно прилично на них ответить. Видимо, здесь проявлялся своеобразный «коптюговский» принцип отношения к людям – искать в каждом сильные, хорошие стороны. Коптюг никогда не подчеркивал чужих недостатков – и происходило удивительное: стремясь оправдать его доверие, люди невольно подтягивались, начинали верить в свои силы, испытывали желание работать.

На заседании Президиума СО АН СССР в новосибирском Академгородке в 1980 г., на котором выдвигались кандидатуры на пост председателя Сибирского отделения Академии наук, было названо несколько кандидатур: молодой академик В. А. Коптюг, который тогда был ректором Новосибирского университета, блестяще проявивший себя не только первоклассными научными результатами, но и умением решать непростые кадровые и научно-организационные проблемы жизни и развития университета, выдающийся экономист – академик А. Г. Аганбегян и другие. Представляя кандидатуры, прежний председатель Сибирского отделения, уже назначенный председателем ГКНТ СССР и заместителем Председателя Совета Министров СССР, академик Г. И. Марчук говорил: «У нас несколько достойных кандидатур, выдающихся ученых и блестящих организаторов, и нам важно сделать правильный выбор. Учитывая, что обязанности председателя Сибирского отделения требуют полной отдачи сил, мы, по сути дела, должны одного из наших академиков принести в жертву процветанию и развитию Сибирского отделения, всего нашего научного сообщества в Сибири».
Рекомендуя кандидатуру академика В. А. Коптюга на пост председателя Отделения, Г. И. Марчук отметил, что, зная очень хорошо его эрудицию, склад характера, научный и организационный потенциал, он уверен, что Валентин Афанасьевич способен на такую жертву, и в случае его избрания мы можем быть уверены, что будем иметь первоклассного лидера нашего научного сообщества.
Последующая деятельность Валентина Афанасьевича полностью подтвердила эти слова. Он был беззаветно предан делу развития науки в Сибири, и не считаясь со временем, не жалея здоровья, всегда с громадными перегрузками, достойно нес ношу.

В. М. Матросов – академик РАН, директор Центра исследований устой­чивости и нелинейной динамики при Институте машиноведения РАН, руководитель Центра моделирования устойчивого развития общества Института социально-политических исследований РАН

Когда в 1978 г. Валентина Афанасьевича назначили на пост ректора Новосибирского государственного университета, то на коллегии Минвуза СССР ему было предписано в месячный срок устранить «оригинальничание»: преподавание в университете «совместителей» – ведущих ученых академии, индивидуальные учебные планы, практику студентов в лабораториях академических институтов. Однако университет и его молодой ректор выдержали давление чиновников и не отказались от системы, заложенной основателями Сибирского отделения. Став ректором, Коптюг добился заключения официального договора между Новосибирским университетом и Сибирским отделением АН СССР со взаимными обязательствами, серьезно занялся налаживанием контактов с Минвузом РСФСР. В итоге подозрительное отношение к «строптивому» университету постепенно сменилось на благожелательное.

Руководитель и Строитель

Семнадцать лет возглавлял Коптюг Сибирское отделение Академии наук – почти столько же, сколько и его основатель Лаврентьев, настойчиво проводя в жизнь стратегию опережающего развития фундаментальных исследований и серьезной поддержки направлений, являющихся основой для научно-технического прогресса.

Большой вклад внес Валентин Афанасьевич в «достройку» территориальной сети научных центров и институтов СО РАН. Недаром кривая капитальных вложений в Сибирское отделение имеет два максимума: «пик Лаврентьева», связанный в основном со строительством новосибирского Академгородка (1960—1970) и «пик Коптюга» (1987—1991), отражающий интенсивное строительство в научных центрах.

При нем в дополнение к существовавшим шести научным центрам (Новосибирскому, Томскому, Красноярскому, Иркутскому, Бурятскому, Якутскому) получили официальный статус еще три – Тюменский, Омский и Кемеровский; были организованы новые институты в Барнауле, Кызыле, Чите.

«Объединение усилий НГУ и исследовательских институтов Новосибирского научного центра позволяет обеспечить очень высокий уровень профессиональной подготовки специалистов с высшим образованием.
НГУ – это не традиционный университет, его трудно втиснуть в прокрустово ложе существующих инструкций и положений. Отступления Новосибирского университета в течение многих лет от некоторых предписаний, выработанных применительно к традиционной форме постановки высшего образования, обусловлены отнюдь не прихотью ректоров, а объективными причинами, вытекающими из того обстоятельства, что наш университет является хотя и узловой, но составной частью широко разветвленной многоуровневой системы подготовки кадров, функционирующей в рамках Новосибирского научного центра и работающей на весь регион».

В. А. Коптюг. Из выступления на коллегии Минвуза РСФСР. 1978 г.

1.03.jpg Хочется добавить, что сегодня на базе Кемеровского научного центра, по инициативе его нынешнего председателя академика А. Э. Конторовича, планируется масштабное строительство настоящего «Угленаукограда». Развитие материально-технической базы будет способствовать реализации крупных научно-техниче­ских проектов для химико-угольной промышленности Кузбасса, призванных обеспечить стабильное развитие и процветание региона. И это – несомненное продолжение «линии Коптюга».

Одним из важнейших направлений деятельности Сибирского отделения все эти годы было развитие приборной базы научных исследований. За счет различных источников финансирования удалось создать множество центров коллективного пользования, в том числе Центр синхротронного излучения, Центр фотохимических исследований на базе лазера на свободных электронах, Центр по геохронологии кайнозоя, Центр по новым медицинским технологиям и т. д.

Начиная с 1991 г. в капитальных вложениях произошел резкий спад – ситуация в стране не могла не повлиять на науку в Сибири. На долю Коптюга выпал самый тяжелый период в жизни отделения, связанный с ломкой государственной системы и кризисным положением экономики страны.

В труднейших условиях Валентин Афанасьевич начал системную перестройку отделения, наметил и во многом реализовал основные положения новой стратегии развития академической науки, которая позволяла «гибко и оперативно реагировать на постоянно меняющиеся условия, но в то же время сохранять то главное, что заложили в Сибирское отделение его основатели: мультидисциплинарность и высокий уровень фундаментальных научных исследований; нацеленность на продвижение научных результатов от идеи до реализации в регионе, стране или за рубежом; постоянную подпитку ведущих научных школ отделения молодыми кадрами, обеспечение молодежи высокого уровня образования и условий для научной деятельности» (из выступления В. А. Коптюга на Общем собрании РАН 23 марта 1995 г.).

При Коптюге произошел существенный сдвиг в сторону демократизации жизни научного сообщества. Общее собрание отделения было дополнено выборными представителями институтов, по существу, став двухпалатным форумом, с равенством голосов у каждой палаты.

На строительной площадке Сибирского солнечного радиотелескопа. Иркутская область, пос. Бадары. Июль, 1982 г.

Чтобы приостановить отток кадров, Сибирское отделение РАН ввело контрактную систему оплаты ведущих научных сотрудников, что повысило социальную защищенность активно работающих ученых. Были приняты и специальные меры по поддержке молодых ученых: стипендии для аспирантов на уровне, значительно превышающем установленный правительством; система премирования молодых докторов и кандидатов наук; финансовая поддержка зарубежных поездок молодых ученых; создание фонда жилья для молодых специалистов. Надо сказать, что сейчас по настоянию Минобрнауки в институтах активно внедряется оплата труда с учетом ПРНД (персональных результатов научной деятельности), но такая система может стать ловушкой для творческих личностей, которые не могут равномерно выдавать одну публикацию за другой.

В известной мере утечке «мозгов» за рубеж противостояли созданные при Коптюге 16 международных исследовательских центров на базе ведущих институтов отделения. Они дали возможность нашим ученым пользоваться передовой научной аппаратурой, «на месте» общаться с зарубежными коллегами, публиковать свои результаты в престижных изданиях. К сожалению, приток и сохранение молодых кадров до сих пор остается одной из главных нерешенных проблем Академии наук. И здесь местных инициатив недостаточно – нужна прямая заинтересованность руководства страны. Сегодня молодежь настроена весьма решительно – если решение ее проблем и дальше будет затягиваться, она «проголосует ногами», дружно эмигрируя в страны, где есть широкие возможности не только для интересной работы, но и для достойной жизни.

Политик и Реформатор

Свое понимание «перестройки» в приложении к научному сообществу Коптюг убедительно защищал на общих собраниях отделения. Его инициативы, как правило, на шаг опережали развитие событий и позволяли научным коллективам не только выживать, но и добиваться важных научных результатов.

Еще до начала процесса реструктуризации Российской академии наук Коптюг вместе с Президиумом СО РАН приступил к структурной реорганизации в отделении. Создание объединенных институтов оказалось полезным и для усиления их в академии, и для предотвращения опасности приватизации конструкторско-технологических организаций.

Характерной особенностью региональной политики, проводимой Валентином Афанасьевичем как председателем Сибирского отделения, было тесное взаимодей­ствие с администрациями субъектов РФ. Он заложил традицию заключения с регионами соглашений по поддержке науки. Так, научно-техническая программа «Сибирь» выжила лишь благодаря поддержке Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение». Эта деятельность была продолжена при следующих председателях отделения – Н. Л. Добрецове и А. Л. Асееве.

В. А. Коптюг знакомится со строительства жилья в иркутском Академгородке. Слева от него председатель Президиума ИНЦ СО РАН академик РАН Н. А. Логачев и директор Лимнологического института чл.-кор. РАН М. А. Грачев. Справа от Коптюга А. И. Курбатов и бессменный помощник председателя к. г.-м. н.В. Д. Ермиков. Июнь 1986 г.

Переход к рыночным отношениям разрушил прежнюю плановую систему внедрения научных разработок, на создание которой было потрачено так много сил. Сибирское отделение сумело, однако, адаптироваться к новым условиям путем создания малых, в том числе совместных с зарубежными партнерами, предприятий и технопарковых зон. Реализация линии, начатой Коптюгом, наиболее выпукло проявилась в развитии Новосибирского технопарка, базой которого послужили институты СО РАН и ассоциации, созданные малыми предприятиями Академгородка совместно с СО РАН, и Томской технико-внедренческой зоны, основанной при участии институтов Томского научного центра и городских вузов. Время покажет, какая модель является более эффективной, но в любом случае этот инновационный опыт будет полезен.

Большой загадкой для меня осталось то, что Валентин Афанасьевич с готовностью шел на административную работу. Я изначально считала неправильным, что человек с огромным творческим потенциалом тратил силы и время на то, чтобы обеспечить условия работы для других, менее талантливых. Из нас, пришедших в институт в конце 50-х — начале 60-х, он был самым способным. Мы должны были беречь его время, а на самом деле он берег наше. С самим Валентином Афанасьевичем у нас по этому поводу были неоднократные споры. Однажды я даже в запальчивости сказала ему: «Вот Вы радуетесь полученной в каком-то там конкурсе премии, а ведь я думала, Вы будете нобелевским лауреатом!» Со мной многие были согласны. В частности, с В. Г. Шубиным мы часто говорили – вот кончится срок пребывания В. А. Коптюга на очередной должности, и он «уйдет полностью в науку». У меня эта надежда угасла в начале 90-х, когда создалась ситуация, в которой российскую науку нужно было просто спасать. Стало ясно, что Валентин Афанасьевич будет делать это до конца. Но вот что удивительно. В июне 1991 г. мы поздравляли его с 60-летием, и я пожелала ему «делать, что хочешь, и быть довольным, как живешь». На это он ответил: «А у меня все это есть, я вполне доволен».
Т. Н. Герасимова – д. х. н., профессор, заведующая лабораторией НИОХ им. Н. Н. Ворожцова СО РАН

Для защиты интеллектуальной собственности в условиях рыночной экономики было организовано Управление экономической и технической безопасности, а для защиты академического имущест­ва – Управление по имуществу и землеустройству. Благодаря этим подразделениям Сибирское отделение не потеряло ни одного крупного научного объекта, переданного в его ведение. Регламентировав сдачу в аренду рабочих площадей, выработав варианты участия институтов в деятельности коммерческих структур и совместных предприятий, руководство СО РАН предотвратило неконтролируемое «вползание» коммерческих структур в институты.

В условиях ограниченного и нерегулярного бюджетного финансирования важную роль сыграло создание, при участии Сибирского отделения, Сибакадембанка, позволившее институтам в то время маневрировать финансовыми ресурсами.

Гражданин и Патриот

Предметом постоянной заботы Валентина Афанасьевича являлось научное обеспечение охраны окружающей среды. Он последовательно боролся с проектом переброски сибирских рек на юг и за чистоту Байкала, участвовал в организации всесторонней экспертизы строительства сибирских ГЭС и крупных промышленных объектов. Он всегда имел мужество защищать свою позицию не только перед руководством страны, но и перед общественностью.

После участия летом 1992 г. в работе Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро он стал последовательным и на первом этапе едва ли не единственным в России сторонником и пропагандистом новой парадигмы устойчивого развития человечества.

В 1994 г. генеральный секретарь ООН Бутрос Гали пригласил Коптюга (единственного от России) в числе 20 других видных ученых и общественных деятелей мира в Консультативный совет по устойчивому развитию. Коптюг выдвинул там, в частности, идею выделить в ряде стран территории, которые могли бы стать модельными образцами устойчивого развития, и предложил объявить такой территорией в России Байкальский регион. В результате интенсивной работы институтов СО РАН вместе с представителями ЮНЕСКО оз. Байкал в 1996 г. было включено в список Участков мирового природного наследия, признано не только национальным, но и мировым достоянием.

Валентин Афанасьевич обладал колоссальной «пробивной способностью» и был мастером организационных импровизаций, мгновенно находя выход из сложнейших ситуаций. Свидетельством тому следующий эпизод. Во время очередного его «дежур­ства» в приемной министра финансов последнего затребовали к вышестоящему начальству, а его персональный транспорт куда-то запропастился (такое бывает и у министров). Валентин Афанасьевич предложил свои услуги. За время поездки он «обработал» министра и получил необходимые подписи. Выходя, пассажир заметил: «Это было самое дорогое такси в мире: десять минут – 16 миллиардов рублей!»

В. М. Бузник – академик РАН, председатель Хабаровского научного центра ДВО РАН

Системный анализ общемировой ситуации, данный на Конференции ООН, укрепил собственные убеждения Валентина Афанасьевича в том, что существующая капиталистическая система не может быть основой действительно устойчивого, без природных и социальных катаклизмов, развития общества. Но не может быть растиражирована и социалистическая система – в том виде, в каком она реализовывалась в нашей стране. По мнению Коптюга, новая модель развития цивилизации должна взять все лучшее от социализма и от цивилизованного капитализма.

Остановка в пос. Монды (БурАССР). С членами экипажа вертолета академики РАН В. А. Коптюг, А. А. Трофимук, Н. А. Логачев. Июнь 1982 г.

Убежденный в том, что концепция устойчивого развития по самой своей сути социалистична, Валентин Афанасьевич не отступился от идей социальной справедливости и народовластия, остался членом КПРФ и делал все возможное, чтобы изменить характер реформ. Являясь убежденным сторонником социалистической идеи, он сумел глубоко разобраться в рыночных механизмах. То, что сегодня пишут о ситуации в России ведущие экономисты мира, академик Коптюг открыто и настойчиво говорил с первых шагов «перестройки» перед разной аудиторией, в том числе и самого высокого уровня.

Мы привыкли к тому, что он есть, и думали, так будет всегда. Если надо, поможет. Мы знали, что он серьезно болен, но щадили ли его? Он работает больше всех, значит – может? Значит, есть силы? Задним умом все крепки. Видели, как он плохо выглядит. Знали об отчаянии Ирины Федоровны, которая не могла заставить его хотя бы полечиться как следует. И все-таки считали, что все в порядке. Шли к нему со своими проблемами, профессиональными и личными. Однажды Валентин Афанасьевич сказал, что будет работать только до 70 лет, затем уйдет на пенсию. «Да не выдумывайте, никуда Вы не уйдете!» – сказала я. «Нет, уйду. Давайте спорить на бутылку коньяка, что уйду!» – «Давайте не мелочиться. Спорим на месячный доход. Если уйдете, я отдам Вам свою пенсию, а если нет – Вы отдадите мне свою зарплату со всеми академическими надбавками». Мы ударили по рукам... Он далеко не дожил до 70 лет.
Т. Н. Герасимова – д. х. н., профессор, заведующая лабораторией НИОХ им. Н. Н. Ворожцова

В 1995 г. на заседании Президиума РАН выступавшие отмечали, что даже в тяжелых кризисных условиях Сибирское отделение сохранило работоспособность, научный потенциал и результативность. Особо подчеркивалось, что Президиум СО РАН работает на опережение: многие вопросы, важные для всех академических институтов, им решались раньше, чем это успевали сделать другие отделения. Президент РАН Ю. С. Осипов тогда резюмировал: «Должен признать, что Сибирское отделение – выдающееся в системе Академии наук. В чрезвычайно сложной обстановке оно сохранило свое лицо, свою значимость не только для академии, но и для науки всей страны. Отделение подает много хороших примеров того, как действовать в нынешней трудной ситуации. В достижениях Сибирского отделения велика заслуга Валентина Афанасьевича Коптюга, всего руководства отделения и директорского корпуса».

Последним документом, подписанным Валентином Афанасьевичем 10 января 1997 г., были предложения Сибирского отделения РАН «О неотложных мерах по сохранению отечественной науки», подготовленные к предстоящему заседанию правительства России. В этом документе Коптюг предложил (и детально расписал) новую постановку вопроса: четко планируемые меры по спасению российской науки должны жестко осуществляться не только со стороны государства, но и со стороны самого научного сообщества.

Иногда казалось, что этот человек – из будущего, что он попал не в свою эпоху, настолько он отличался по своему мировосприятию. Трудился он сверх человеческих сил, просто сгорал на работе, спешил успеть сделать как можно больше для Сибирского отделения, для спасения Байкала, для спасения нашей страны, в возрождение которой он глубоко верил.
Поражала его щепетильность. К 25-летию Сибирского отделения было проведено премирование многих сотрудников Отделения, включая директоров. Было подготовлено постановление и на председателя за подписью первого заместителя. Он спросил меня: «Разве имеет право мой заместитель меня премировать? Кто может дать такое разрешение – Соломенцев или Александров?» Я ответила: «Думаю, что президент Академии наук СССР». Тогда Валентин Афанасьевич сказал: «Оформите, как полагается, и когда Вы лично придете и скажете мне, что я могу получить эту премию так, чтобы у меня при этом колени не дрожали, тогда я ее получу» ...
Не так давно один научный сотрудник сказал мне, что М. А. Лаврентьев создал Академгородок, а вот что создал В. А. Коптюг, он не знает. Мы беседовали два часа, и я поняла, что многие люди не имеют представления о тех труднейших проблемах, которые обрушились на нас в 1992—1996 гг.
Мы видим, что по-прежнему работают детские клубы – КЮТ и «Калейдоскоп», Дом культуры «Академия», спортивные клубы и школы, детский летний лагерь «Солнечный». А ведь этих структур уже давно могло не быть. В советское время работники объектов соцкультбыта получали оплату труда в Объединенном профсоюзном комитете СО АН. Но профсоюз быстро расформировался, зарплату платить перестали. В. А. Коптюг говорил: «Держитесь, сколько есть сил, ищите пути, как профинансировать эти объекты». Он встречался с работниками, объяснял ситуацию и просил продержаться. На первых порах спас фонд внебюджетных средств, который сумели сформировать. Потом удалось решить вопрос в Москве, остались и там умные люди. Можно рассказывать бесконечно, что сделал академик В. А. Коптюг для Сибирского отделения и для жителей Академгородка.
Было тревожно за нашего председателя. Однажды я не выдержала и стала ему говорить, что так работать нельзя, нужен отдых, он дорог не только семье, детям, внукам, но и нам всем в СО РАН, товарищам по работе, на что он мне ответил: «Я выдержу. Я не могу быть тем председателем, при котором погибнет Сибирское отделение».
Валентин Афанасьевич любил людей, любил общаться и с молодежью, и с ветеранами. Эту открытость, душевность люди чувствовали и отвечали ему любовью и признательностью. Для нас он живой, он с нами, в душе звучит его мягкий, добрый голос, и кажется, что в моей руке – тепло его руки. Пусть это не покажется высокопарным, но я воспринимаю Валентина Афанасьевича как горьковского Данко, который огнем своего сердца осветил путь людям.
С. В. Чубченко – в 1987—1992 гг. начальник планово-финансового управления СО АН СССР, в 1993—1995 гг. – помощник-консультант В. А. Коптюга по экономическим вопросам

В. А. Коптюг в Клубе юных техников СО РАН Валентин Афанасьевич считал, что Академия наук играет недостаточно активную роль и в выработке стратегии развития страны. Свою озабоченность он выразил в совместном с академиками Л. И. Абалкиным и Г. В. Осиповым письме президенту РАН, где говорилось: «К сожалению, Российская академия наук пока не заняла активной позиции в определении национальной стратегии развития. Это привело к тому, что основой подготовки государственных решений во многих случаях становились не фундаментальные знания, а амбиции, волюнтаризм, а порой и корыстные интересы. К настоящему моменту в стране сложилась опасная практика, когда власть пренебрегает мнением отечественных ученых и предпочитает полагаться на мнение зарубежных экспертов и политиков. Неудивительно, что многие из навязанных нашей стране решений чужды ее интересам».

Говоря о научной интеллигенции, Коптюг подчеркивал ее важную роль «в реализации реформ, которые действительно необходимы России, если у ее представителей будет четкая мужественная гражданская позиция». Хочется верить, что знания, высокая научная и гражданская активность сибир­ских ученых помогут преодолеть затянувшийся кризис и привести Сибирь и всю Россию к благополучию и процветанию. На этом пути с нами всегда будет пламенный патриот России, человек высочайших нравственных качеств Валентин Афанасьевич Коптюг.

Подробнее об этом

Статьи

Материалы

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments
#
д.г.-м.н.
академик РАН, профессор
главный научный сотрудник лаборатории сейсмической томографии ИНГГ СО РАН, зав. кафедрой минералогии и петрографии ГГФ НГУ, главный редактор журнала «Наука из первых рук»

Институт нефтегазовой геологии и геофизики имени А.А. Трофимука СО РАН

Новосибирский государственный университет