• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
265
Раздел: История
«Завтрак Кадетского корпуса», или Утренние послания генерала Ф.Е. Ангальта

«Завтрак Кадетского корпуса», или Утренние послания генерала Ф.Е. Ангальта

Приводя и другие случайные объяснения крушения «великой армии», они не замечают простого факта: Наполеона победила великая держава, армия, солдаты которой не уступали французам по боевому духу и выносливости, а офицеры – по уровню образования, дисциплинированности и патриотизму. Русские офицеры обладали еще одним качеством, по которому они явно превосходили своих противников: в армии завоевателей были считанные люди, знавшие русский язык, тогда как практически все русские офицеры свободно владели французским, знали, и иногда наизусть, лучшие произведения французской военной науки, литературы и философии. Именно такое образование давали свои воспитанникам высшие военные учебные заведения России того времени. Только один Императорский Шляхетный Сухопутный кадетский корпус подготовил для русской армии с 1732 г. до нашествия Наполеона по 1825 г. более 4 тыс. высококлассных военных офицеров. Во главе Корпуса в разные годы стояли выдающиеся военачальники и политические деятели: Б.Х. Миних, И.И. Бецкой, Ф.Е. Ангальт, М.И. Кутузов – люди разной национальности и проповедовавшие разные педагогические воззрения, но одинаково окрыленные верой в Россию и желавшие доказать это словом и делом

Большую лепту в победу в Отечественной войне 1812 года внесли высшие военные учебные заведения России. Только один Императорский Шляхетный Сухопутный кадетский корпус подготовил для русской армии с 1732 г. по 1825 г. более 6 000 высококлассных военных офицеров, из них более 4 000 до нашествия Наполеона. Во главе Корпуса в разные годы стояли выдающиеся военачальники и политические деятели: Б. Х. Миних, И. И. Бецкой, Ф. Е. Ангальт, М. И. Кутузов – люди, родившиеся в разных странах Европы, проповедовавшие разные педагогические воззрения, но окрыленные верой в Россию, желавшие словом и делом продолжить начинания и завоевания Петра Великого.

Гравюра Я. В. Васильева по рисунку М. И. Махаева. Деталь (правая часть) гравюры «Проспект вниз по реке Неве от Невского моста между Исаакиевской церковью и Кадетским корпусом». 1753 г.

«Класс декламации кадетов 5-го возраста». Слева за столом – учитель риторики Офрен, генерал Ф. Е. Ангальт и генерал Рудингер. С акварельного рисунка

«ГРАФ БЫЛ ПЕРВЫМ НАСТАВНИКОМИ ПРИЛЕЖНЫМ УЧЕНИКОМ В РУССКОМ СЛОВЕ»
Граф Ф. Е. Ангальт, приехав в Россию, несмотря на свой возраст, стал учить русский язык. «Граф был первым наставником и прилежным учеником в русском слове. Некоторые изречения, извлеченные из наших пословиц и из разных сочинений и переданные им Говорящей стене, доказывают, как он старался постигать силу русского слова и дух народный. Вот некоторые из этих изречений:
Беда глупости сосед.
Без притчи век не проживешь.
Всяк в обществе живущий подвержен
общественным законам.
Труд преодолевается трудом.
Бережливость лучше прибытка.
Для друга и семь верст не околица.
Клин плотнику товарищ.
Уговор лучше денег.
Мало говоря, больше услышишь.
Слово не стрела, а пуще убивает.
По нитке дойдешь и до клубка.
Всякое дело мастера боится.
Будь приветлив, да не будь изветлив.
Тише едешь, дальше будешь.
Кто говорит, что хочет, услышит, чего не хочет.
Десятью смеряй – однажды отрежь.
Кто нужды не видал, тот счастья не знает.
Век живи – век учись. И проч».
(Глинка, 1895. С. 74—75)

Следует при этом отметить, что с 1762 по 1794 гг., во времена правления Корпусом И. И. Бецкого и Ф. Е. Ангальта, ориентиром для воспитания русских офицеров служила система взглядов, изложенная франко-швейцарским философом Ж.Ж.Руссо, в его классическом произведении «Эмиль, или О воспитании». Книга эта провозглашала принципы либерализма как в выборе тем преподавания, так и типа взаимоотношений учащихся и их наставников. По мнению Руссо, учитель должен был наблюдать за склонностями и способностями воспитанников и направлять их к самосовершенствованию с наименьшим применением дисциплинарных мер. В основу военного образования был положен принцип универсализма, культ общего гуманитарного знания и самое серьезное отношение к изучению иностранных языков.

Говорящая стена

Одним из самых ярких представителей либеральной системы военного образования был генерал Федор (Фридрих) Евстафьевич Ангальт (1732—1794). По проис­хождению из знатной немецкой фамилии, внук знаменитого полководца Леопольда Ангальт-Дассау, он посвятил всю свою жизнь военному служению. Причем в первой поло-вине жизни – прусской короне: он был адъютантом Фридриха II, активно участвовал в Семилетней войне и даже получил орден «За заслуги» («Рour le mérite») от прусского короля. Переворот Екатерины II, сближение России с Пруссией и Австрией привели Ангальта под знамена Российской монархии: с 1783 г. он уже жил в России, получив звание генерал-адъютанта Ее Величества.

Титульный лист книги С. Глинки «Искусство учиться прогуливаясь…» и фронтиспис ее с портретом Ф. Е. Ангальта

«Эти страницы печатались последовательно от случая к случаю: и так как они распространялись обычно по утрам, то и вошло в обычай называть их „Завтрак Кадетского корпуса“». Слева: Титульный лист альбома «Завтрак Кадетского корпуса». Справа: Лист из альбома «Завтрак Кадетского корпуса» с текстом басни «Ворона и лисица» (на фр. яз.). Российская национальная библиотека

БИБЛИОТЕКА КАДЕТСКОГО КОРПУСА
Замечательным памятником русского военного образования и науки была библиотека Сухопутного Шляхет­ского корпуса, насчитывавшая несколько тысяч томов русских и иностранных книг по всем отраслям знания и военных наук. В нее входили лучшие труды европейских авторов по древней и новой военной истории, стратегии и тактике военных действий, фортификации, химии, физике, математике, географии, технологии производства вооружений, не оставляя в стороне юриспруденцию (военное и гражданское право). Кроме того, была в библиотеке Корпуса и новейшая философская литература, грамматики и словари иностранных языков.
Особенно библиотека увеличилась при Ф. Е. Ангальте, когда фонды ее достигли 10 000 томов и она стала даже достопримечательностью столицы. Вот что о ней сообщал И. Г. Георги в своем знаменитом «Описании российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга»: «Корпус имеет библиотеку, разделенную на три части, из коих первая содержит российские книги, вторая книги на иностранных языках и третья военную библиотеку генерала Еггерса. (По просьбе Ангальта в 1787 г. Екатерина II подарила Корпусу библиотеку генерала Якоба вон Еггерса – бывшего коменданта г. Данциг, в которой были собраны лучшие на то время произведения по военным наукам на французском, немецком и русском языках. – Н. Копанев.) Покупкою новых книг библиотека увеличивается мало помалу ежегодно. Всем кадетам военных возрастов, учителям и прочим особам корпусным позволяется брать для чтения на росписки книги из библиотеки; и по заведению графа Ангальта открыта библиотека для всей публики, кроме праздничных дней, по понедельникам, средам и субботам от 8 до 12 часов до полуди. Всякому позволяется тогда требовать от библиотекаря книги, какие пожелает, и читать или делать из оных выписки в особливой на то учиненной комнате, но с собою брать оныя не позволяется…» (Георги, 1996, с. 374).
В своих наставлениях кадетам генерал Ф. Е. Ангальт неоднократно замечал: «Дети мои, мои дорогие дети, мои дорогие друзья! Прошу вас относиться с большим вниманием к искусству правильного чтения. Этот вопрос заслуживает, как мне кажется, самого пристального внимания. Он более важен, чем это может показаться. Если вы умеете правильно читать, то вы полюбите чтение – это в самой природе человека любить то, что он умеет лучше всего делать, – и если вы полюбите чтение и вам дадут хорошие и полезные книги, то можно предвидеть, что вы научитесь хорошо думать, хорошо говорить, правильно писать и, наконец, хорошо поступать. Хотели бы вы желать большего или на большее надеяться?» («La Muraille parlante», 1790, p.44—45). Это наставление было повторено и в «Завтраке Кадетского корпуса»

В последующие годы, будучи инспектором русских войск, Ф. Е. Ангальт совершил длительное путешествие и побывал в самых отдаленных частях России. С 1786 г. и до конца жизни в 1794 г. прусско-русский генерал занимал пост генерал-директора Императорского Шляхетного Сухопутного кадетского корпуса. А. В. Висковатов писал: «Назначение графа Ангальта есть одна из примечательнейших эпох в истории Первого Кадетского корпуса. Знаменитый вельможа сей совершенно посвятил себя воспитанию кадет; обходился с ними как отец поучительный; наставлял их как мудрец опытный и умел дейст­вовать на все их чувства. Он раз­местил по залам Корпуса полезные и наставительные книги; окружил воспитанников бюстами великих людей, которые вдыхали в них желание познать их дела и подражать оным, и, наконец, заставил говорить с ними, и говорить поучительно, самые стены. Большая стена, окружающая Корпусный сад, была исписана сверху донизу поучительнейшими изречениями на русском и ино­странных языках, хронологиею важнейших открытий и происшествий, разными эмблематическими изображениями и т. п. Таким же образом были исписаны стены большого рекреационного зала. Все сии надписи сохранились в двух небольших книгах, напечатанных при Первом Кадетском корпусе под заглавиями «La Muraille Parlante…» (в переводе «Говорящая стена, или Обозрение того, что было написано и нарисовано на стене сада Императорского кадетского корпуса») и «La Salle de Récréation…» (в переводе «Зал для отдыха, или Продолжение и второй том Говорящей стены, или Обозрение того, что находится в зале для отдыха кадетов 4-го и 5-го классов Императорского кадетского корпуса») (Висковатов, 1832, с. 47).

Слева вверху: «Букет». Изречения из альбома «Завтрак Кадетского корпуса». Российская национальная библиотека. Справа вверху: Bergier Nicolas (1567—1623). Histoire des grands chemins de l’Empire Romain... / Par Nicolas Bergier... – Nouvelle édition, revue avec soin et enrichie des cartes et des figures. – À Bruxelles [Brussel]: Chez Jean Léonard, 1728. Т. 1—2. Книга Николя Бержиера «История великих дорог Римской империи». Капитальное исследование по основному фактору военной стратегии Римской империи. Библиотека Кадетского корпуса (РНБ). Слева внизу – Grotius Hugo (1583-1645). Le droit de la guerre et de la paix. À Amsterdam: Chez Pierre de Coup, 1724. T. 1—2. Трактат Гуго Гроция «Право войны и мира» – труд по европейской юриспруденции XVII — начала XVIII вв. Впервые опубликован в 1625 г., лег в основу международного права. Библиотека Кадетского корпуса (РНБ). Справа внизу: Castel Louis-Bertrand (1688—1757). Le vrai systême de physique générale de M. Isaac Newton, exposé et analyse en parallèle avec celui de Descartes, à la portée du commun des physiciens / Par le R. P. Louis Castel, de la Compagnie de Jésus... À Paris: Chez Sebastien Jorry: [De l’imprimerie de Cl.-Fr. Simon, fils], 1743. «Истинная система общей физики Исаака Ньютона, изложенная и исследованная в сравнении с системой Декарта». Библиотека Кадетского корпуса (РНБ)

Эти замечательные по своему составу сборники, содержавшие в себе не только изречения из трудов античных и современных авторов, сведения естественно-научного характера, но и работы самого генерала, написанные им в виде нравоучительных, назидательных посланий, раздавались бесплатно всем кадетам, оканчивавшим Корпус. Можно сказать, что это были те книги, которые наибольшим образом повлияли на мировоззрение целого поколения русских офицеров и государственных деятелей, того поколения, которое участвовало в походах А. В. Суворова, насмерть стояло при Аустерлице и Бородино.

Титульный лист и иллюстрация с чертежами многоступенчатой ракеты из немецкого перевода книги «Военное искусство артиллерии» (1676 г.) польско-белорусского военного инженера, теоретика артиллерии Казимира Семеновича (ок. 1600 — после 1651). Книга из библиотеки Сухопутного кадетского корпуса использовалась при обучении кадетов во времена Ангальта. Российская национальная библиотека

Искренний почитатель творчества Ангальта, замечательный русский мыслитель, один из создателей анти-наполеоновской идеологии начала ХIX в. С. Н. Глинка отмечал связь педагогической деятельности Ангальта с традициями античности: «Лок и многие другие писатели говорили, что, запечатлевая в памяти изречения, оживляемые благородством и чувством, мы доставляем пищу уму и сердцу. Зная силу сих изречений, древние украшали ими храмы свои и другие общественные здания ‹…› Желая обогатить умы и души воспитанников Сухопутного кадетского корпуса, граф Ангальт приказал исписать садовую стену сего Корпуса различными нравственными изречениями и изображениями, относящимися к наукам и искусствам. Таким образом, вместе учились и ум, и глаза. Одна мысль вела к другой мысли; один предмет возбуждал любопытство узнать другой предмет ‹…› Можно сказать, что учение воспитанников графа Ангальта было учение непрерывное. В классах занимались они уроками; вне классов, прогуливаясь со своими надзирателями, они рассматривали стену и изречения, почерпнутые из превосходнейших писателей и начертанные на ней, пламенною струею переливались в их души» (Глинка, 1829, с. 128).

«Дети мои, мои дорогие дети, мои дорогие друзья!»

Титул и фронтиспис книги: Rimpler Georg (1636—1683). Sämtliche Schrifften von der Fortification… Dreβden [Dresden]; Und Leipzig: Verlegt von Christoph Hekels sel. Sohn und Erben, 1724. Труд по фортификации военного инженера Г. Римплера, которого по рациональности его предложений можно сравнить с Альбрехтом Дюрером и Даниилом Спекле. Римплер был боевым инженером. Убит при осаде Вены в 1683 г. Библиотека Кадетского корпуса (РНБ)Ф. Е. Ангальт поощрял и самих кадетов к выбору наиболее значимых мыслей и изречений из прочитанных ими книг и к составлению собственных журналов освоенной ими литературы. В настоящее время в фондах Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге сохранилось 365 томов таких ученических журналов, в которых кадеты на протяжении шести лет (с 1789 по 1794 гг.) аккуратно записывали понравившиеся им выдержки из трудов западноевропейских мыслителей, а также сочинений отечественных авторов, главным образом М. В. Ломоносова, А. П. Сумарокова и Я. Б. Княжнина.

Работая с библиотекой Сухопутного корпуса, нам удалось найти еще одну, ранее неизвестную работу самого Ф. Е. Ангальта. Речь идет об альбоме под, казалось бы, странным названием: «LE DEJEUNER DU CORPS DES CADETS» («Завтрак Кадетского корпуса»). На листах альбома наклеены отпечатанные страницы, которые в 1793 г. регулярно публиковались и распространялись среди кадетов по утрам с назидательной и образовательной це-лью. Вот как об этом издании написал сам генерал-педагог: «Ces feuilles on les imprime et on les publie succes-sivement de tems en tems: et comme on les distribue ordinairement le matin; c’est la raison, qu’on a pris la coutume de les nommer le déjeuner du Corps des cadets. Le comte d’Anhalt. Ce 1 er de Janvier 1793». («Эти страницы печатались последовательно от случая к случаю: и так как они распространялись обычно по утрам, то и вошло в обычай называть их «Завтрак Кадетского корпуса») («LE DEJEUNER DU CORPS DES CADETS», 1793, л. 1).

Сборник открывается листовкой «Приемы обучения у Сократа» («Manière d’enseigner de Socrate»), имеющей внизу страницы типографское примечание: «Для распространения в Императорском Шляхетном кадетском корпусе» («A l’usage du Corps IMPERIAL des Cadets Gentilshommes»). Далее следуют четыре листовки назидательного содержания и «Приветствие» самого Ангальта, зачитанное кадетам 1 августа 1792 г., в пятую годовщину его назначения на пост начальника Сухопутного кадетского корпуса. В сборник были включены также листовки с избранными педагогическими и философскими афоризмами мыслителей прошлого. Всего в «Завтраке Кадетского корпуса» их более 20, каждая содержит от 1—2 до 10—12 изречений, поучений, исторических примеров и параллелей. Они назывались Ангальтом «Pensées diverses», «Pensées detachees», «Mélange», «Recueil», «Bouquet», «Fragmens», «Reflexion», «Anecdote» («Разные мысли», «Отдельные мысли», «Смесь», «Сборник», «Букет», «Фрагменты», «Размышление», «Анекдот». Наиболее популярным жанром были «Фрагменты», которые кадеты получали «на завтрак» в 1793 г. 8 раз. В сборник вошла также забавная интерпретация басни «Ворона и лисица», в которой не лисица, а ворона, используя жадность лисицы, обманывает ее в отместку за тот сыр, который плутовка хитростью вырвала у нее в басне Лафонтена. Кадетам был предложен также один из «Романсов» Ж.П. де Флориана. Весь сборник заканчивался «Английским анекдотом», выдержанным в духе сатиры на духовенство. Последнее изречение рассматриваемого литературно-философского памятника: «Все прекрасные таланты, собранные вместе, не стоят одной добродетели» («Tous les beaux talens reunis ne valent pas une vertu»).

«Жизнь человека подобна шахматной партии…»

Яков Борисович Княжнин, русский писатель и драматург. Литография А. О. Мошарского по рисунку А. А. Калашникова. Трагедия «Вадим Новгородский» была написана в конце 1788 — начале 1789 гг. Издана в 1793 г. после смерти Княжнина. В основе трагедии – легендарное известие о восстании новгородцев под предводительством Вадима против Рюрика. 24 декабря 1793 г. появился именной указ Екатерины II об уничтожении пьесы«Завтрак Кадетского корпуса» – это по существу последняя, дошедшая до нас, работа генерала Ф. Е. Ангальта. По свидетельству С. Н. Глинки, за семь месяцев до своей кончины (27 мая ст.ст. 1794 г.) граф впал в опалу при императорском дворе. Причина этой немилости не поясняется, но, сопоставив хронологически факты, можно установить, что она была связана с началом борьбы Екатерины II против республиканских настроений в России. Заметим, что день начала составления сборника «Завтрак Кадетского корпуса» (12 января 1793 г.) буквально предшествовал казни Людовика XVI (21 января 1793 г.), а время опалы Ангальта хронологически точно соотносится с датой гильотинирования супруги французского короля Марии Антуанетты (16 октября 1793 г.) и с началом дела о запрете трагедии Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский» (ноябрь 1793 г.). (Зайцева, 1988, с. 58).

Напомним, что Я. Б. Княжнин был одним из учителей Сухопутного корпуса в годы «правления» там Ангальта, и его трагедия «Вадим Новгородский», ставившая под сомнение право Екатерины II и ее наследников на русский престол, неоднократно публично читалась и обсуждалась в кругу кадетов. Несомненно, такие чтения поощрялись и самим либеральным генералом-наставником, повторявшим: «Жизнь человека подобна шахматной партии, во время которой каждый имеет свое место на доске в соответствии со своим титулом и званием. Но как только она закончена, короли, королевы, кони, слоны, пешки – все помещаются без всякого разбора в один мешок» (La Muraille parlante, 1790, p. 117).

В 1795 г. на смену Ф. Ангальту в Императорский Шляхетный Сухопутный кадетский корпус был назначен М. И. Кутузов. Вот как описал первое посещение им Корпуса С. Н. Глинка: «Неизвестность и ожидание всегда волнуют умы. Долго допытывались мы и наконец узнали, что к нам назначен начальником Михаил Илла­рионович Кутузов. Мы уже слышали о его чудесных ранах, о его подвигах под Измаилом, о его быстром движении за Дунаем на высотах Мачинских ‹…› В половине 1794 г. был он чрезвычайным послом в Константинополь ‹…› В блестящих лаврах вступил он к нам в Корпус. Вошед в нашу залу, Кутузов остановился там, где была высокая статуя Марса ‹…› Кутузов молча стоял пред Марсом, и я чрез ряды моих товарищей подошел к нему и сказал: „Ваше высоко-превосходительство! В лице графа Ангальта мы лишились нашего нежного отца, но мы надеемся, что и Вы с отеческим чувством примете нас к своему сердцу. Душа и мысль графа Ангальта жила для нас и благодарность запечатлела в душах наших любовь его к нам…“ Когда я кончил, Кутузов, окинув нас грозным взглядом, возразил: „Граф Ангальт обходился с вами, как с детьми, а я буду обходиться с вами, как с солдатами“» (Глинка, 1895, с. 114.).

«От 1810 до половины 1812 года, когда полки Наполеона двигались уже во внутренность России... сколько было под знаменами войны Отечественной кадет»

Портрет М. И. Кутузова. Гравер Фр. Вендрамини издал «Галерею гравированных портретов генералов, офицеров и проч.» (1813—1821) в типографии Плюшара (Петербург)Кадеты, конечно, не догадывались, что будущий победитель Напо­леона был направлен в их учебное заведение не только для того, чтобы приобщить их к военным наукам, но и с предписанием упразднить в Корпусе «ученую философию», создать твердую военную дисциплину, начиная с кадетов младших классов. Система либерального военного образования генерала Ф. Е. Ангальта нашла противников главным образом при императорском дворе, но она имела и сторонников и дала замечательные результаты во всех областях общественной жизни России конца ХVIII — начала ХIХ вв.

Уже неоднократно упоминаемый нами бывший кадет С. Н. Глинка, участник ополчения 1807 г., получивший в 1812 г. за «любовь к отечеству», «доказанную сочинениями и деяниями», орден Владимира 4-й степени, писал о своих соучениках: «…предложу несколько слов о предубеждении, которое и до сих пор еще существует, насчет хода учения при графе Ангальте. Полагают, будто бы оно поселяло в умы наши какую-то изнеженность, отвращавшую от работ и трудов обыкновенной службы. Отвечаю на это примерами и начну с моих товарищей, а потом с кадет старших возрастов, вышедших из корпуса при графе Ангальте.

Сергей Николаевич Глинка, историк, писатель. В 1783—1795 гг. обучался в Сухопутном кадетском корпусе. В 1812 С. Н. Глинка первым записался в Московское ополчениеПокойный граф Толь дослужился до всех военных почестей, кроме фельдмаршала; сенатор Полетика достиг также всех почестей и продолжает службу. П. П. Турчанинов служил постоянно и умер генерал-лейтенантом. М. С. Щулепников служил в гражданской службе, но участвовал в Бородинской битве и от полученной там раны умер. А. А. Писарев известен по военной части и продолжает службу в звании сенатора. А. X. Востоков занимается постоянно словесностью и исследованием отечественных древностей. Н. В. Арсеньев проходил поприще воен-ной и гражданской службы и учредил дом для лишенных ума ‹…›

Обращаюсь к кадетам старших возрастов: 1799 года много было из них генералов в Италии с Суворовым; и он послал к императору Павлу с известием о первых своих победах полковника Кушникова, вышедшего из корпуса при графе Ангальте ‹…› Салтыков и Меркулов служат сенаторами в московских департаментах ‹…›, предполагают также, что юные кадеты по причине изнеженной мысли сделались неспособными к трудам службы, спешили на покой в свои поместья. Но и это было бы небесполезно. Кто воспитан любовью и вниманием, чье сердце не окаменело от роскоши и тщеславия, тот будет и там полезен. В начале 1796 года воспоследовала война с Персией, и некоторые из моих товарищей были в этом походе, ‹…› в архаровском полку, в восьми батальонах, многие из моих товарищей были моими сослуживцами. 1799 года происходили военные дейст­вия русских в Италии, в Швейцарии, в Голландии и на прибрежных островах Англии. Сколько же кадет трех последних выпусков графа Ангальта исчезло в этой обширной войне! 1805 года русские войска спешили на помощь австрийцам. И тут были мои товарищи. В конце 1806 года русские ополчились за Пруссию; в то время составилось 600 000 земских войск, куда поступили и пожилые кадеты. От 1810 до половины 1812 года, когда полки Наполеона двигались уже во внутренность России ‹…› сколько было под знаменами войны отечественной кадет, близких к выпускам графа Ангальта; участвовали они в трехлетней заграничной войне ‹…›

Павел Петрович Турчанинов, генерал-лейтенант, выпускник Сухопутного Шляхетного корпуса, участник войны с французами 1806—1807, войны с турками 1809—1811, Отечественной войны 1812 года. Гравюра Фр. Вендрамини из издания «Галерея гравированных портретов генералов, офицеров и проч.» (1813—1821)Некоторые из товарищей моих после общего мира служили в канцелярии вдовствующей императрицы. Следственно, кадеты графа Ангальта способны были и к письменным занятиям. И граф оставил воспитанникам своим душевные и бессмертные наставления, как быть полезным отечеству и человечеству» (Глинка, 1895, с. 116—118).

Таким образом, мы видим, что либеральная военная образовательная система, примером которой может служить система Ангальта, развивала каждого будущего офицера в самостоятельную военную личность, способную тонко реагировать на меняющуюся обстановку и в конечном счете принимать адекватные решения в сложных боевых условиях.

Особенно плодотворно система Ангальта проявила себя в условиях заграничных походов русской армии, когда взятие городов происходило зачастую не в результате штыковых атак, а как следствие демонстрации миролюбивых намерений русского войска, демонстрации его высоких моральных качеств, организованности, а также способности общаться с местным населением на его языке.

Литература

Висковатов А. В. Краткая история Перваго Кадетскаго корпуса. СПб., 1832.

Георги И. Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопамятностей в окрестностях оного, с планом (1794—1796). СПб., 1996.

Глинка С. Н. Записки. СПб.: издание редакции журнала «Русская старина», 1895.

Глинка С. Н. Искусство учиться прогуливаясь, или Ручная энциклопедия для воспитания, составленная графом Ангальтом. Москва, университетская типография, 1829.

Зайцева А. А. Иван Глазунов – издатель трагедии «Вадим Новгородский» Я. Б. Княжнина // Книга в России эпоху Про-свещения. Л., 1988. С. 54—66.

La Muraille parlante ou Tableau de ce qu’on a écrit et dessiné sur la muraille du jardin du Corps Impérial des Cadets gentil-shommes. A l’usage du Corps des Cadets. St.Petersbourg, de l’imprimerie du même corps, 1790.

La Salle de Récréation, ou la suite et le second volume de la muraille parlante ou Tableau de ce qui se trouve dans la salle de récréation du 4 et 5 âges du Corps Impérial des Cadets Gentilshommes. A l’usage du Corps des Cadets. A St.Petersbourg, de l’imprimerie du dit Corps, 1791.

Le Déjeuner du Corps des Cadets. St.Petersbourg, 1793 / Рукопись. Библиотека Сухопутного Шляхетного кадет­ского корпуса. РНБ.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments