• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version

Алексей Паевский и Анна Хоружая: история медицины

5937

Нобелевские лауреаты: продавший душу дьяволу



Когда один из авторов этого блога готовил  к публикации на «Биомолекуле» статью о Роберте Вудворде, первую в цикле текстов, посвященных нобелевским лауреатам по химии и по физиологии и медицине, в моей голове постоянно вертелись слова «...этим стулом мастер Гамбс...» Как тут не вспомнить бессмертных Ильфа и Петрова! Тем не менее, есть момент, о котором стоит рассказать отдельно.

Главное правило научного журналиста: хочешь в чём-то разобраться, напиши об этом. Именно поэтому мы взялись за написание огромного корпуса текстов про нобелевских лауреатов в области естественных наук. Ну и, конечно, те, кто имеют отношение к биомедицине, появляются и будут появляться тут.

А еще - этот персонаж очень дорог автору. Ибо наша нынешняя статья  посвящена человеку, который и его привёл некогда в Большую Химию. Волшебнику от науки, Роберту Бёрнсу Вудворду.



Роберт Бёрнс Вудворд.
Родился 10 апреля 1917 года, Бостон, США.
Умер 8 июля 1979 года, Кембридж, США.


Помните, в фильме «День выборов» Леша предлагает наградить генерала Бурдуна орденом за то, «что он молодец»? В случае с Нобелевскими премиями дело обстоит не так. Почти всегда премию дают за какое-то открытие или изобретение. Однако минимум один раз Нобелевский комитет дал премию именно за то, что лауреат — молодец. Ну а как еще расшифровать формулировку «за выдающийся вклад в искусство органического синтеза»? Потому что Роберт Бёрнс Вудворд должен был по праву получить минимум три Нобелевские премии по химии. Но обо всем по порядку.



Несмотря на то что Роберт Бёрнс Вудворд более чем на 20 лет младше героя первой статьи «нобелевского цикла» на Политехе, Петра Леонидовича Капицы, у которого болезнь унесла жену, отца и двух детей, пандемия испанки коснулась и семьи Вудворда. Когда Роберту был год, грипп унес жизнь его отца, Артура Честера Вудворда. Кстати, свое второе имя Вудворд-младший получил по девичьей фамилии матери, Маргарет Бёрнс, в замужестве — Вудворд. Вудворд был настоящим, «классическим» гением. Органическую химию выучил уже в детстве и еще в возрасте 11 лет получил через консула Германии копии новых статей по органике (языком химии тогда во многом был немецкий). Потом Вудворд часто вспоминал, что среди этих статей была и статья [2] двух будущих нобелевских лауреатов по химии (1950 года) Отто Дильса и Курта Альдера об открытии их знаменитой реакции. Красивейшая реакция циклизации, ставшая одним из мощнейших инструментов в руках химиков-синтетиков, потрясла Вудворда — и наука захватила его еще больше.




Отто Дильс и Курт Альдер. Лауреаты Нобелевской премии по химии 1950 года.


Реакция Дильса-Альдера. Та самая, которая вдохновила Роберта Вудворда на занятия химией.

Вудворд поступил в МТИ (1933), но занимался там только химией, забывая про остальные предметы, и в итоге был отчислен. Правда, в институте быстро поняли, кого отчислили, дали Вудворду свободный график, возможность работать в лаборатории над исследованиями гормонов, которые он сам и спланировал, и уже в 1937 году Роберт получает докторскую степень (его однокурсники стали в этот год лишь бакалаврами).

Впервые слава пришла к Вудворду во время войны, когда он помог наладить синтез противомалярийного препарата хинина. Первые работы его по этой теме относятся к 1940 году, но несколькими годами позже, к 1944 году, вместе с Уильямом Доэрингом он разработал полноценный промышленный синтез хинина всего за 14 месяцев работы, при этом имея под рукой стандартную органическую лабораторию и распространенные реактивы [3].

Здесь впервые проявился синтетический метод Вудворда — от простого к сложному. Сначала формируется углеродный скелет, который затем «обвешивается» функциональными группами. Только чтобы «собрать» скелет хинина, потребовалось 17 стадий синтеза, а ведь впереди были гораздо более сложные соединения. Однако Вудворд мог все. Он синтезировал десятки природных соединений, в том числе и тех, которые считались невозможными. И еще установил (в том числе, синтезируя искусственные аналоги) структуры множества соединений. Кортизон, резерпин, лизергиновая кислота (да, полный синтез ЛСД — тоже его творение [4]), колхицин — лекарство от подагры, порфирин, цефалоспорин и так далее. Многие из этих синтезов сами по себе достойны «нобеля». Тот же стрихнин, синтезированный Вудвордом совместно с другим нобелиатом, Робертом Робинсоном  (получившим премию в 1947 году за исследования алкалоидов), в 1954 году, другие исследователи смогли синтезировать только 40 лет спустя [5].


Некоторые из тех соединений, которые Вудворду удалось синтезировать или установить их стуктуру.


Роберт Робинсон. Лауреат Нобелевской премии по химии 1947 года.

Многое о таланте Вудворда в области установления структуры говорит цитата нобелевского лауреата по химии 1969 года Дерека Бартона (кстати, редактора огромного руководства по органической химии, по которому учился ваш покорный слуга): «Самое блестящее решение структурной головоломки, сделанное когда-либо, было, конечно, решение проблемы террамицина (рис. 5) в 1953 году. Это была проблема большой индустриальной важности, и много способных химиков выполнили огромный объем работы по определению его структуры. В результате собрался впечатляющий объем противоречивых фактов. Вудворд взял большой кусок картона, выписал на него все данные и, подумав в одиночестве, вывел правильную структуру террамицина. Никто больше не смог бы этого сделать в то время».


Дерек Бартон

При этом «походя» Вудворд делал работы, за которые другие получали Нобелевские премии. К примеру, одновременно с британцем Джефри Уилкинсоном предложил вариант строения молекулы ферроцена [6], удивительного соединения углеводородов с железом, структуру которого долго никто не мог понять. Оказалось, что ферроцен представляет собой своеобразный «бутерброд» из двух пятичленных углеводородных ароматических колец (подобных бензолу, но отрицательно заряженных) и иона железа посередине, а химическая связь между кольцами и железом осуществляется не с отдельными атомами углерода, а сразу со всеми кольцами с использованием «групповых» электронов. Это соединение дало начало целой группе веществ «сэндвичевой» структуры — металлоценам. Уилкинсону «нобелевку» в 1973 году дали (вместе с Эрнстом Отто Фишером), Вудворду — нет (говорят, он даже написал в Нобелевский комитет гневное письмо по этому поводу).


Джеффри Уилкинсон. Лауреат Нобелевской премии по химии 1973 года

Еще один пример. Вудворд взялся за сверхсложный синтез витамина B12 или цианокобаламина [7]. В работе участвовало более 100 студентов и постдоков Вудворда, среди которых, к примеру, был будущий лауреат Нобелевской премии по химии и основатель супрамолекулярной химии Жан-Мари Лен. Синтез был проведен почти в сотню стадий и опубликован в 1973 году (в литературе подобных синтезов не появлялось до 2006 года).


Жан-Мари Лен. Лауреат Нобелевской премии по химии 1987 года

Параллельно этому длинному синтезу вместе с Роалдом Хоффманом Вудворд формулирует правила симметрии молекулярных орбиталей [8], которые могут объяснить стереохимию реакций. В общем виде они гласят, что орбитальная симметрия сохраняется в синхронных реакциях. То есть реакция протекает легко, если существует соответствие между характеристиками орбитальной симметрии молекулярных орбиталей, если такого соответствия нет, то реакция протекает трудно. Это правило применяют к реакциям электроциклизации, циклоприсоединения и сигматропным перегруппировкам.

Для примера, при циклизации линейной системы из шести правило будет таково (нужно перекрывание полуорбиталей, лежащих по одну сторону от плоскости симметрии), что будет идти та реакция, которая приведёт к образованию цис-продукта. Теперь правило Вудворда—Хоффмана — это основа органического синтеза, а до второй своей «нобелевки» 1981 года Вудворд, увы, не дожил.



Роальд Хоффман. Лауреат Нобелевской премии по химии 1981 года

Нобелевская премия была ожидаема. Вопрос, за что. Формулировка комитета сделала Вудворда уникальным лауреатом (разумеется, рядом с ним не поставили никого, и премию Вудворд получил единолично), и он ответил весьма интересно. Как мы помним, между присуждением премии и ее вручением проходит два месяца. И, как мы помним, нобелевский лауреат читает лекцию, посвященную тематике премии. Выбор тем у лауреата 1965 года, как мы понимаем, был огромный. И Вудворд не удержался, как сейчас принято говорить, от троллинга. За оставшиеся два месяца он ускорился, закончил синтез антибиотика цефалоспорина. И, разумеется, упомянул в нобелевской лекции, что специально спешил, чтобы успеть к вручению Нобелевской премии.

В своем выступлении на банкете по поводу вручения Нобелевской премии Вудворд сказал, что его работы были проведены в сотрудничестве с более чем 250 сотрудниками. «С ними я делил проблемы, сюрпризы и удовольствия, и их руки, умы и сердца привели меня сюда сегодня вечером. [...] Как известно, Альфред Нобель учредил свою премию для вручения за личные достижения. Если бы я искал личных достижений, то, наверное, считал бы ими то, что я привел всех этих людей во власть и красоту науки органической химии».

О Вудворде и его заслугах можно писать бесконечно. О том, что он был блестящим лектором. О том, что если с кем его и сравнивали на лекциях, так только с евангелистами. О том, что он мог начать писать формулу огромного соединения (или реакцию) с разных сторон доски, и формула точно сходилась в середине. О том, что он был основателем и редактором таких знаковых журналов по органике как Tetrahedron и Tetrahedron Letters. О том, что он не успокоился, получив премию, и работал до последних дней, умерев, к сожалению, в 62 года от сердечного приступа (заядлый курильщик!), так и не закончив синтез эритромицина. О том, что тот же Дерек Бартон говорил, что Вудворд научил всех органиков думать...

Вручавший нобелевскую премию упсальский химик Арне Фредга сказал: «Иногда говорят, что органический синтез представляет собой одновременно точную науку и изящное искусство. Здесь неоспоримый мастер — Природа. Но я осмелюсь утверждать, что лауреат премии нынешнего года доктор Вудворд по праву занимает второе место». С момента присуждения Вудворду Нобелевской премии прошло ровно полвека, однако нужно сказать, что равных претендентов на второе место не появилось.

1. http://biomolecula.ru/content/1492
2.Diels O., Alder K. (1928. Synthesen in der hydroaromatischen Reihe. Justus Liebigs Annalen der Chemie 460 (1);
3. Woodward R.B., Doering W.E.(1944). The Total Synthesis of Quinine. J. Am. Chem. Soc. 66(5), 849—849;
4. Kornfeld E.C., Fornefeld E.J., Kline G.B., Mann M.J., Morrison D.E., Jones R.G., Woodward R.B. (1956). The Total Synthesis of Lysergic Acid. J. Am. Chem. Soc. 78, 3087–3114;
5. Nicolaou K. C., Sorensen E. J. (1996). Classics in Total Synthesis: Targets, Strategies, Methods. Wiley.;
6. Wilkinson G., Rosenblum M., Whiting M.C., Woodward R.B. (1952). The Structure of Iron Bis-Cyclopentadienyl. J. Am. Chem. Soc. 74 (8),  2125–2126;
7. Khan A.G., Eswaran, S. V. (2003). Woodward’s synthesis of vitamin B12. Resonance 8 (6);
8. Woodward R.B., Hoffmann R. (1965). Stereochemistry of Electrocyclic Reactions. J. Am. Chem. Soc. 87, 395–397;

Опубликовано: http://med-history.livejournal.com/30880.html
comments powered by HyperComments