• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
1950
Записки летнешкольника

Записки летнешкольника

«Над нами только небо, за нами только поле…» Эти слова звучат как строчки из романтической песни, которую нужно петь под гитару в дружеской компании, но это – лозунг Летней школы «Русского репортера».

Что же такое ЛШ?

Во-первых, это образование. Здесь ты можешь научиться чему угодно, ведь программа каждой мастерской школы очень насыщенная и разнообразная. И можно пойти на любую лекцию другой мастерской или посещать доступные всем «золотые лекции», которые идут каждый день по вечерам.
Во-вторых, – это общение. На школе ты знакомишься с людьми твоей профессии, которые работают в самых разных регионах России, заводишь хороших товарищей, которые могут проживать и за 50 км, и за 7 тыс. км от тебя. И когда ты будешь путешествовать по нашей необъятной стране, то везде можешь встретить летнешкольника, который, я уверена, с радостью тебе поможет. Это общество, где все равны, где все ходят в обычных толстовках, кроссовках, штанах и с обязательным атрибутом школы – «пенопопой», с которой можно присесть где угодно. Здесь почти все на «ты», хотя когда приезжаешь сюда впервые, кажется, очень странным называть профессора просто по имени.

Пенопопа – обязательный атрибут летнешкольников. Фото Лены Ростуновой

В-третьих, – это опыт. Здесь ты можешь научиться всему, что не умел раньше: готовить, мыть полы, убираться, знакомиться с людьми. Здесь ты учишься жить немного по-другому и иначе смотреть на мир.

ЛШ – это жизнь от лета до лета, которого ты ждешь не для того, чтобы сдать сессию и пуститься в разгул, а чтобы уехать за 3.5 тыс. км от Новосибирска и продолжать учиться, но уже «под открытым небом».

GOPR0536.jpg

Сквозь тернии

В этом году у меня не было никакой возможности поехать на ЛШ. Мешали работа, приезд близких родственников, нехватка денег... Смирившись, сообщила об этом маме, а в ответ услышала: «Да ты что! Как это ты не поедешь?». Очевидно, сама не замечая того, я ей все уши прожужжала за эти четыре года про школу. А может, она просто заметила, какая я до и после ЛШ…

Зайдя в нашу группу Вконтакте и увидев пару фотографий закатов на Волге, я расплакалась. И через пару минут меня осенило: «какая же я дурочка, я же потом буду локти кусать. Как я вообще могла подумать, что смогу обойтись без школы!». Отложила все дела, в последний момент заняла недостающие деньги, не представляя, как потом их отдавать, и поехала.

Фото Александра Артюшенко

…И вот у тебя за спиной туристический рюкзак весом около 13 кг, чемодан вещей (еще 12 кг) плюс сумка с документами, телефоном и прочим. Ключи от дома не нужны, косметичка тоже, пиджак меняешь на любимую толстовку, туфли – на удобные кроссовки. Оделся, обулся, обнимаешь на пороге родственников (ведь тебя не будет три недели!). С этой минуты и начинается твое приключение, появляется ощущение свободы, хоть ты и обвешан багажом с ног до головы.

Выходишь из дома, добираешься до железнодорожного вокзала (самолеты бедному студенту сегодня не по карману), садишься в поезд. Ехать двое суток. В пути можно отоспаться за прошедшие полгода бурной учебной и рабочей деятельности и даже успеть прочитать какую-нибудь научно-популярную книжку или пару журналов. Омск, Тюмень, Екатеринбург, Киров, и вот ты наконец в столице.

…Мой поезд приехал в Москву в час ночи на Белорусский вокзал, а через 3.5 ч. отправлялась первая электричка до Дубны с Савёловского вокзала. Вежливо отказавшись от такси, со всем багажом иду почти 4 км до Савёловского. Ночью в этом районе работает лишь один маленький магазинчик: йогурт, булочка, и я готова с новыми силами двигаться дальше.

Вокзал, увы, закрыт, рядом толчется пара пьяниц, бомжи и семья, вернувшаяся из похода. Последние поют песни, пытаясь согреться и, увидев меня, предлагают присоединиться. Отказываюсь и иду искать что-нибудь питательное. Не найдя ничего, надеваю на одни штаны вторые, под футболку – майку, на футболку – две кофты, ведь температура на улице всего 13 градусов. Сверху кутаюсь в два покрывала, которые везу в рюкзаке со снарягой (один служит «ковром» в палатке, другой – простыней на надувной кровати).

Светает. Ровно в 4 ч. утра двери отворяются, мы покупаем билеты, пьем кофе из автомата, заряжаем телефоны. В 4:40 отходит первая электричка до Дубны: занимаю целый пустой вагон, доедаю припасы и засыпаю, просыпаясь уже минут через сорок от невыносимого холода..., потом ещё через полчаса от того, что зашли контролёры билетов, одна из них сказала своей коллеге: «Не буди её, замерзла вся поди, пусть спит». Но я это услышала, полезла за билетом.

Через 2,5 ч. я в Дубне, а еще через 20 мин. отходит автобус в сторону школы. Затариваюсь вкусняшками – молочными продуктами (на школе их нет), и через 12 км и 20 мин. ужасной тряски выхожу на нужной остановке. Теперь меня ждет получасовой пеший поход по «бетонке», но мне везет – через 10 мин. ходьбы меня «подбирает» попутка. «Вы на какую мастерскую?», – спрашивают на КПП школы. «Научка», – отвечаю я.

С приездом!

Неужели я добралась? Неужели я здесь? Четвертое лето подряд вместо того, чтобы загорать на солнышке, купаться в Оби или ехать на курорт, я приезжаю сюда. Чтобы учиться каждый день с понедельника по понедельник (в выходные тоже есть занятия). И каждый день 5-6 учебных пар плюс домашнее задание, которое каждую неделю нужно защищать перед кураторами. А еще готовка еды на всю школу, уборка территории, ну и, конечно же, ночные костры. И нужно успеть пообщаться со старыми знакомыми, которых видишь раз в год, ведь они живут в других городах, от Владивостока до Калининграда.

Каждый твой день на школе расписан:

9-10 ч. – завтрак (и лучше приходить пораньше, иначе может не хватить вкусной манной каши с фруктами и сгущенкой или сыра с маслом);

10-14 ч. – две учебные пары с перерывом в полчаса (которого, правда, часто не бывает, потому что не хочется отпускать лекторов, пока не задашь все вопросы);

14-15 ч. – обед (3 или 4 разных супа, в том числе вегетарианский, большой выбор вторых блюд, на третье чай, периодически бывает компот или кисель, изредка кефир);

15-19 ч. – очередная пара лекций;

19-20 ч. – ужин (гречка или рис с тушенкой или курицей, салат, иногда печенье);

20-22 ч. – золотые лекции для всей школы на темы, интересные для всех, которые обычно ведут известные лекторы;

22-24 ч. – развлекательные мероприятия (дебаты, просмотр фильмов, мастер-классы по танцам и пр.). Некоторые мастерские после ужина устраивают вечерние «плюшки» – продолжение лекции в неформальной обстановке, за чаем с печеньем или вафлями.

Что касается учебы, то здесь все не так, как в обычном университете. Ты сам выбираешь, на какую мастерскую пойти, независимо от специальности, главное – пройти вступительные испытания (к примеру, биолог может заниматься в мастерской журналистики, и наоборот). Здесь можно два часа тереть на кухне морковь с лектором по физике, разговаривая про новый ускоритель элементарных частиц НИКА, строящийся в ОИЯИ. Здесь учебная пара никогда не заканчивается вовремя, потому что нет звонков, а оценки просто не ставят. Да и сами лекции иногда проходят не в аудиториях, а на крыльце или на лавочках перед учебным корпусом, а то и на берегу Волги (можно принести плед и прилечь на солнышке). В таком свободном формате знания воспринимаются с большей радостью и с гораздо большей эффективностью, ты впитываешь буквально каждое слово.

Фото Лены Ростуновой

…Захожу на территорию, вдыхаю свежий воздух. Над палатками еще нависает туман, а кроссовки мочит утренняя роса. До завтрака еще час, но палатку пока ставить не хочется, да и не знаю, где обитает моя мастерская. Иду на кухню – как же давно я не резала хлеб на триста человек! Счастье от того, что я снова тут, сложно описать словами. Для меня это уже образ жизни, я просто не представляю себе лета без этой поездки. И я не одна такая: многие тратят свой отпуск, даже увольняются с работы, чтобы приехать сюда и получить свою долю незабываемой «полевой» романтики вместе с огромными объемом новых знаний.

Вы просыпаетесь! Вам хорошоооо!

День начинается с того, что я вытаскиваю нос и глаза из спального мешка, проверяя температуру и состояние палатки. Если она мокрая, то нужно надевать джинсы (они меньше отсыревают), если сухая – то лосины. Я встаю в 8:15 утра, чтобы успеть сделать зарядку, которая тут просто необходима: когда ты спишь в палатке, спина нередко болит, нужно разминаться. Самое сложное – это заставить себя вылезти из спальника, когда холодно. В этом году мне не везло – все две недели лил дождь, и температура, соответственно, была не выше 20 градусов. Зато в жарком прошлом году из палатки хотелось вылезти уже в 7 ч. утра из-за невыносимой духоты.

После зарядки иду умываться: вода из кранов течет ледяная, но к этому быстро привыкаешь. У умывальника редко можно встретить бреющегося мужчину, поэтому если ты любишь бородатых мужчин (как я), то тебе сюда. Примерно в 9 ч. утра бьет колокол, и я устремляюсь к кухне. Завтракаем мы на свежем воздухе, как правило, сидя на земле, а тарелка – на лавочках, еще мокрых от утренней росы. Если же идет дождь, топаем в огромную столовую (там же проводятся и золотые лекции для всей школы). К завтраку по мере просыпания подтягивается вся мастерская. Часто руководитель и идейный вдохновитель школы Гриша Тарасевич сам проходит среди палаток, крича: «Дооооброе уууутро, летняя школа! Вы просыпаетесь! Вам хорошоооо!».

G0310520.jpg

Про учебные пары можно сказать лишь то, что во время одних приходилось кутаться в несколько спальников, чтобы не замерзнуть, а во время других бывало так жарко, что можно было загорать, лежа на пенке. Много времени и сил отнимали воркшопы, когда мы с утра и до вечера мы занимались нашими заданиями, которые давал преподаватель, тут же их выполняли, проверяли, исправляли ошибки, а коллеги подсказывали, что можно доработать.

Uo1AkcTJR1E.jpg

Среди такого обилия учебы, дежурств и прочего еще нужно было находить время на быт: принять душ, убраться в палатке, постирать вещи. С горячей водой были проблемы, и принять горячий душ можно было только до завтрака, поэтому зачастую приходилось выбирать между тем, чтобы быть либо чистой и замерзшей, либо грязной. Со стиркой тоже было непросто: когда начинался дождь, и температура воздуха падала, вещи не высыхали днями, так что иногда приходилось для сушки использовать фен.

И все же на недоуменный вопрос о том, как можно целый месяц жить в палатке, с улыбкой отвечу, что там порою может быть уютнее, чем в общежитии или иной домашней квартире. Требуется лишь побольше покрывал, небольшая надувная кровать и элементарная ежедневная уборка. А чтобы ничего не намокало во время дождя, нужно просто сделать окоп по периметру. И вот он – твой дом, твоя крепость, где ты чувствуешь себя свободным и защищенным.

Меня привлекает научная популяризация, я люблю писать научно-популярные тексты, смотреть «Науку 2.0» и «Discovery Science», читать Хокинга, Докинза и Фрита. И я живу и учусь в Новосибирском Академгородке, где есть НГУ, СО РАН и Технопарк. Поэтому неудивительно, что в этом году я выбрала на мастерской научной журналистики новое, только что появившееся направление – «научные коммуникации». Учеба включала занятия по разработке коммуникационной стратегии и алгоритмам работы пиарщика в коммерческих и государственных структурах, вопросам спонсорства; мы пробовали взглянуть на пресс-службу глазами ученого и на научного пиарщика – глазами журналиста, и много-много чего еще.

Я узнала столько нового, что по окончании курса возникло чувство, что меня как будто засунули головой в воду, не дав даже набрать воздуха, долго держали, а потом выпустили. Нужно было остановиться, переварить, все осмыслить, но, с другой стороны, хотелось поскорее воплотить полученные знания на практике. После ЛШ моя жизнь всегда меняется, и в этом году я окончательно поняла, что хочу отказаться от работы на телевидении в пользу научно-популярных публикаций.

На мой взгляд, благодаря нашей школе сегодня формируется новое поколение людей, которые уверены, что наука, общество и бизнес должны взаимодействовать, и это взаимодействие должно изменить и улучшить нашу жизнь. Я рада, что мне, похоже, удалось попасть в эту струю, и я очень хочу узнавать новое, рассказывать об этом и выстраивать отношения между учеными, предпринимателями и обычными людьми, которые все вместе и составляют человеческое сообщество.

…Итак, очередная Летняя школа закончилась, добавив свой вклад в мою уже полную копилку воспоминаний. Тут много что было впервые: с ЛШ начались мои поездки в Москву, интерес к научной журналистике. Она подарила мне и первый «курортный» роман, первые ночи в палатке и дежурство на полевой кухне, первый душ с буржуйкой, испуг от впервые увиденной саранчи… Когда-то очень давно – четыре года назад! – было так удивительно слышать, что многие участники ЛШ приехали сюда уже в четвертый раз. А у меня теперь следующий летнешкольный год будет уже пятым – юбилейным! И я знаю, что в этом маленьком мире Летней школы, где все такие умные, красивые, достойные, мне всегда будет комфортно, и этот мир, как прежде, будет неотъемлемой частью моей жизни. 

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments