• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
271
Раздел: Биология
«Абсолютный глаз в природе»

«Абсолютный глаз в природе»

Вышедшая в 2018 г. книга «От Мурмана до Амура. Путешествия художника-анималиста» – первый изданный альбом Александра Николаевича Формозова (1899–1973), известного зоолога, эколога, защитника природы. А. Н. Формозов был замечательным писателем-натуралистом и первоклассным художником-анималистом. Его научно-популярные книги «Спутник следопыта», «Шесть дней в лесах», «Среди природы» выдержали много изданий и хорошо известны. В книге более 500 иллюстраций, большая часть которых публикуется впервые. Рисунки сопровождают цитаты из дневников, писем и работ Формозова. Комментарии и предисловие подготовлены сыном автора – Н. А. Формозовым. О вышедшей книге рассказывает младший коллега А. Н. Формозова, орнитолог и художник-анималист Евгений Коблик

Для российских любителей природы, биологов, экологов, Александр Николаевич Формозов в представлении не нуждается. Буквально как русская литература выросла из гоголевской «Шинели», так и несколько поколений натуралистов и полевых исследователей выросли на его много раз переиздававшихся книгах. Конечно, у нас были и Бианки, и Пришвин, и Соколов-Микитов – ​чудесные певцы родной природы, тонкие стилисты и лирики! Но ведь Александр Николаевич был не только писателем-натуралистом, но и профессиональным ученым-зоологом, много преподававшим, публиковавшим глубокие и точные научные статьи. А главное – ​он был замечательным художником-анималистом, и в этой ипостаси известен никак не меньше, чем в писательской и научной, а, наверное, и больше! Впрочем, как разорвать великолепную триаду талантов, столь счастливо совместившуюся в одном человеке – ​ученого-зоолога, писателя-популяризатора и художника-натуралиста! Для того, чтобы словесное творчество Виталия Бианки или Ивана Соколова-Микитова заиграло всеми красками, требовались иллюстраторы – ​блестящие Евгений Чарушин или Георгий Никольский. Александру Формозову это не требовалось – ​он сам иллюстрировал свои тексты, и тут уж между писателем и художником не возникало разногласий.

10.01.jpg

Разворот из книги А. Н. Формозова «От Мурмана до Амура. Путешествия художника-анималиста»

Книга «От Мурмана до Амура. Путешествия художника-анималиста» – ​в первую очередь раскрытие художественного дара Александра Николаевича. Причем не только анималистического! А пейзажи? А веточки-листочки-грибы-погрызы-поеди? А жанровые сценки, этнографические наброски и многое-многое другое? Воистину надо брать шире – ​не только анималист, а настоящий «художник-натуралист».

Научно-популярные книги А. Н. Формозова «Спутник следопыта», «Шесть дней в лесах», «Среди природы» выдержали много изданий и хорошо известны. Вместе с тем огромное художественное наследие Формозова до сих пор не было опубликовано. Вышедшая в 2018 г. книга – ​первый изданный альбом А. Н. Формозова. В нем собраны иллюстрированные рассказы о его путешествиях на Мурман в 1927 и 1929 гг., в Монголию в 1926 г., в Приморье и на Амур в 1928 г. и о работе в тайге Шарьинского района Костромской области в 1930—1940 гг. В книге более 500 иллюстраций, большая часть которых публикуется впервые. Рисунки сопровождают цитаты из дневников, писем и работ Формозова.
Комментарии и предисловие подготовлены сыном автора, Н. А. Формозовым, с большим тщанием и любовью.
Среди пейзажей, портретов животных, рисунков следов их жизнедеятельности немало и этнографических зарисовок: поморских ёл, гиляцких божков, монгольских предметов быта. Книга включила около трети художественного архива автора.
Коллеги А. Н. Формозова говорили, что у него «абсолютный глаз в природе», о его наблюдательности ходили легенды. Это был его главный и самый уникальный талант. Но этот дар дополняли еще два: умение замечательно рассказать об увиденном и талант художника, умение изобразить. Художественное творчество и научная работа сочетались у А. Н. Ф. очень органично. Там, где необходимо, он всегда щедро иллюстрировал свои статьи и книги. Но изобразительное искусство было для Формозова куда большим, чем ремесло иллюстратора. Это был один из его способов общения с природой. Он пропускал через себя красоту и запечатлевал ее. А. Н. Формозов писал: «Мне даже в голову не приходила мысль, что человеческое творчество, описывающее природу, можно любить так же, как и саму природу. Без первого обойдусь, без второго – ​никак…». Природа для Формозова всегда оставалась лучшим лекарем и другом, способным прийти на помощь, вернуть силы даже в самые темные времена.

Н. А. Формозов, сын А. Н. Формозова

Книга построена в биографическом ключе – ​как дневник о путешествиях. Предисловие погружает читателя в атмосферу, в которой формировался будущий летописец природы. Странички из первых дневников, ранние наброски, старинные фотографии из семейного альбома и из экспедиционных странствий. А дальше – ​в хронологическо-географическом порядке – ​Мурман и Шарья, Монголия, Приморье и Амур. Минимум текста, рисунки, рисунки, рисунки, говорящие об этих краях больше, чем слова. Больше всего полевых набросков, лаконичных, но очень точных – ​жанр, в котором почти разучились работать нынешние анималисты! Есть и настоящие картины. Черно-белая графика, простые и цветные карандаши, акварель. Пожелтевшая фактурная бумага рисунков и в тон ей выдержки из полевых дневников Александра Николаевича на таких же желтоватых планках – ​перекличка авторских строчек и изображений. А комментарии составителя (сына Николая Александровича Формозова) и подписи под рисунками – ​на белом фоне. Решение очень изящное и продуманное. Впрочем, как изящна и красива и сама книга, ее дизайн, альбомный формат, качество полиграфии. И интригующая обложка с тенью конного исследователя на фоне монгольского пейзажа, идея и воплощение которой стали плодом труда трех поколений Формозовых!

10.03.jpg

Первый разворот главы «Мурман, 1927» из книги А. Н. Формозова «От Мурмана до Амура. Путешествия художника-анималиста»

Кстати, фирменный «формозовский» стиль узнается сразу, но большинство рисунков незнакомы! Даже тем, кто еще в детстве зачитывался «Спутником следопыта» или «Шестью днями в лесах»! Ведь там были в основном графические иллюстрации. И действительно, большинство работ опубликовано впервые. Так что сюрпризы ожидают всех, кто рассматривает эту книгу: и давних ценителей творчества А. Н. Формозова, и тех, кто впервые открывает для себя этого замечательного человека. Повесть в рисунках и дневниковых записях заканчивается 1940-ми годами, и мы искренне надеемся, что за первой книгой последуют следующие. Желаем Николаю Александровичу Формозову и всем, кто работал над этим замечательным изданием, продолжить серию дальше.

10.05.jpg

Разворот главы «Приморье и Амур» из книги А. Н. Формозова «От Мурмана до Амура. Путешествия художника-анималиста»

ИЗ ПРЕДИСЛОВИЯ Рисунки из четырех регионов – ​Монголии, Мурмана, Дальнего Востока и Шарьинского района Костромской области – ​составляют основу данной книги, и большинство из них публикуется впервые. Одну из своих научно-популярных работ отец хотел назвать «От Мурмана до Каспия». Заглавие этого первого альбома рисунков А. Н. Формозова – ​память о том неосуществленном проекте. Последовательность глав-путешествий выстроена не в хронологическом порядке, а по географии – ​с северо-запада на юго-восток.
Формозов был художником-самоучкой. Первые уроки правильного обращения с акварелью он получил только в 1922—1923 гг. от В. А. Ватагина. Тогда же М. Д. Езучевский научил его работать с пастелью. Но пастель оказалась очень неподходящей техникой для полевых условий. В монгольскую экспедицию 1926 г. А. Н. Формозов еще возил с собой громоздкий ящик пастельных мелков. По-видимому, единственная пастель, привезенная из этой поездки, была последней работой в этой технике, выполненной им на природе. Постепенно он отказывался и от акварели (если на полевые сезоны 1926 и 1927 гг. приходится 31 акварельная работа, то на два следующих года – ​только 7). На моей памяти он в поездки и походы на природу акварельные краски уже никогда не брал. С годами у него выработалась собственная техника рисунка в полевых условиях. Он использовал цветные карандаши или чаще только черный карандаш, который называл «негро». Карандаши путешествовали в продолговатом берестяном туеске, сплетенном по заказу отца в Киселево. Рисуя, папа высыпал карандаши в фуражку, а под бумагу подкладывал специальную гладкую фанерку по размеру полевой сумки.
Зоологический рисунок был неотъемлемой частью научного творчества Формозова. Собственно, и стал А. Н. Формозов широко известен как ученый благодаря своим рисункам. Его книга «Спутник следопыта» вся построена на иллюстрациях (в последнем 8-м издании их 370). В 1930—1940-е гг. юные биологи росли, читая «Спутник», и поступали в Московский государственный университет, чтобы учиться у Формозова. Рисунки сделали его кумиром нескольких поколений московских студентов. А. Н. Ф. преподавал на биологическом факультете МГУ с 1930 по 1956 г. В то время не было ни красочных определителей, ни диапозитивов, ни хороших проекторов. Многие из представленных в этой книге рисунков служили иллюстрациями к лекциям Александра Николаевича. Они подчинены целям педагогики: например, среди портретов птиц преобладают профильные, так лучше видны и запоминаются определительные признаки. Перед каждой лекцией А. Н. Ф. раскладывал множество рисунков на передних столах аудитории. Часто и рисовал во время лекций. Когда вдруг после нескольких штрихов мела на доске появляется портрет зверька, заблестит его живой глаз, у присутствующих остается ощущение чуда. После лекции студенты собирались вокруг передних столов, рассматривали рисунки, Формозов давал пояснения. Можно догадаться, какой след в душах будущих зоологов оставляло природное многоцветье формозовских рисунков в те почти монохромные времена. Ученик Формозова, замечательный зоолог и художник-анималист Владимир Моисеевич Смирин, писал, что «совмещать научную работу и серьезное рисование необычайно трудно, и Александр Николаевич временами очень страдал от этого». Я с этим не согласен. Первая половина фразы относится в первую очередь к самому В. М. Смирину. Он, человек ранимый, сомневающийся, действительно с трудом и мучениями всю жизнь искал баланс между наукой и искусством. Вторая же часть фразы просто неверна. Художественное творчество и научная работа сочетались у А. Н. Ф. очень органично. Он всегда щедро иллюстрировал свои статьи и книги. Но изобразительное искусство было для Формозова куда большим, чем ремесло иллюстратора. Я бы сказал, что это был один из его способов общения с природой. Он пропускал через себя красоту и запечатлевал ее.
А. Н. Ф. рисовал почти всю жизнь, 62 года из 74 прожитых лет. Последний его набросок датирован 23 декабря 1972 г., за год (без одного дня) до его смерти.

Н. А. Формозов, зоолог, Центр охраны дикой природы

Литература

Формозов А. Н. В Монголии: Очерк путешествия зоологического отряда Монгольской экспедиции Академии наук СССР. М.; Л.: Госиздат, 1928. 152 с. (Библиотека для детей старшего возраста).

Формозов А. Н. Амурская зоологическая экспедиция Академии Наук СССР. 1928 г.

Формозов А. Н. Шесть дней в лесах. М.: МОИП, 1948.

Формозов А. Н. Спутник следопыта / Рисунки автора. М.; Л.: Детгиз, 1943. 200 с.

Формозов А. Н. Среди природы. 2-е изд. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1985. 288 с.; 3-е изд. Новосибирск: ИНФОЛИО-пресс, 1997. 256 с.: ил.

Формозов А. Н. От Мурмана до Амура: Путешествия художника-анималиста. М.: Даръ, 2018. 252 с.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!