• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
2746
Раздел: Экология
Киты в ловушке

Киты в ловушке

С севера и запада остров Кунашир омывается Охотским морем, с юга и востока – Тихим океаном. Его теплые прибрежные воды кипят жизнью: богатые кормовые угодья привлекают сюда не только множество морских птиц и ластоногих, но и китообразных: от косаток до малого полосатика – одного из самых мелких представителей усатых китов.

А вот такие морские великаны, как кашалоты, встречаются здесь не часто: неглубокие воды близ острова представляют для них смертельную угрозу. 23 ноября 2018 г. сотрудники заповедника «Курильский» обнаружили двух кашалотов, попавших в ловушку мелководья у юго-восточного побережья Кунашира

«В тот день был обычный выезд на кордон “Андреевский”… На спуске к Серноводскому перешейку заметили ­что-то необычное в море недалеко от берега. Первая мысль была – ​камни… Но откуда? Там ведь песчаный берег… Остановились, присмотрелись. Киты!!! Сняли фото, видео…», – ​рассказывал позже Александр Яковлев, водитель и лаборант научного отдела заповедника.

Фотографии и видео спин, хвостов, а главное, фонтанов китов были посланы специалистам по китообразным. Так мы узнали, что к нам заплыли кашалоты – ​глубоководные киты, достигающие веса 50 т и длины 25 м. Но как такие исполины оказались здесь, в мелководном проливе?

Тофицкий рейд располагается в Южно-Курильском проливе между мысами Водопадный и Четверикова. На рейде и подходе к нему находятся песчаные отмели с глубинами 4,6–13,2 м. В эту ловушку и попали морские гиганты

Кашалот – ​морское млекопитающее, крупнейший представитель зубатых китов. Как и все представители этого семейства, кашалоты – ​хищники. Основу их рациона составляют кальмары и осьминоги: взрослый кит за день может потребить до тонны таких головоногих моллюсков. В поисках добычи кашалоты обычно погружаются на глубины в несколько сот метров.
Эти киты встречаются практически во всем Мировом океане, но предпочитают держаться подальше от берегов, а их перемещения зависят как от времени года, так и от миграций головоногих моллюсков. Кашалоты – ​стадные животные: численность их групп может достигать сотен особей. В российских водах кашалоты обитают в первую очередь в акватории Тихого океана, а также в Баренцевом и Охотском морях

Первая мысль: что можно сделать, чем помочь? К сожалению, в такой ситуации человек бессилен. Киты огромные, ничем их не сдвинешь с места. Из-за небольших глубин большое судно не подойдет, а с лодки может быть опасно для самих спасателей. Исход был предопределен. Нам оставалась лишь роль наблюдателей.

Целые сутки киты боролись за жизнь на мели: пытались развернуться к океану, пускали фонтаны… Приехав на Тофицкий рейд на следующий день, Саша обнаружил два огромных безжизненных тела в 100 м от берега. Многотонные животные оказались беспомощны на мелководье и раздавили сами себя.

Только с помощью вскрытия тела погибшего кита можно получить необходимые сведения о жизни и, главное, причине смерти этого морского млекопитающего

Невозможно сдержать слез, когда видишь такую картину… Но надо обуздать эмоции и идти дальше. Для науки тела погибших кашалотов – ​очень редкая и ценная находка, и нужно выполнить все действия, предписанные в таких случаях: взять образцы тканей на гистологический анализ и зубы для определения возраста.

Жалко «рыбу»

Пробы биоматериала (кожи, жира, мышц) мы смогли взять несколько дней спустя после гибели китов, когда к трупам удалось подобраться с берега. Когда делали обмеры, стоя по колено в красной от крови воде, произошел настоящий взрыв: у одного из китов лопнула грудная клетка и все внутренности с фонтаном крови вспыли на поверхность. Жуткое зрелище…

Вскрытием погибшего кашалота руководил голландский специалист Питер ван дер Вольф, который много лет занимался изучением китообразных и был не понаслышке знаком с этой процедуройФакт выброса кашалотов на Кунашире стал сенсацией среди специалистов по морским млекопитающим. Нужно было все детально изучить, чтобы понять причины их гибели, а для этого требовался настоящий эксперт. Им стал голландец Питер ван дер Вольф, научный консультант по экологии компании «Сахалин Энерджи», большой знаток морских млекопитающих, который в течение 15 лет проживает на Сахалине и занимается исследованием популяции серых китов в Охотском море.

Настоящий викинг – ​под два метра ростом, с седой бородой – ​вместе с 30 кг оборудования прилетел на Кунашир по нашему приглашению первым же авиарейсом. Ученый хотел узнать, что было в желудках кашалотов, так как это могло пролить свет на трагедию: в его практике были случаи, когда причиной гибели китов становился проглоченный пластик и другой индустриальный мусор. Вскрытие китов не было для него экзотикой, а наша задача состояла в том, чтобы обеспечивать его работу и помогать во всем.

Осенью нет больших отливов, поэтому время, когда можно подойти к китам для вскрытия, было ограничено. Сам процесс описать нелегко. Заниматься этим могут, пожалуй, только медики, биологи и сотрудники заповедника, которые понимают, что только таким способом можно получить необходимые сведения о жизни и смерти морских гигантов.

…Трупный запах заглушали эфирными маслами. Все, что можно, обтирали влажными антибактериальными салфетками, так как существовала опасность заражения инфекцией, которой могли болеть киты. Использованные перчатки, салфетки, костюмы сжигали на месте каждый день. Вечером отмывались от въедливого китового жира, точили ножи и планировали очередной рабочий день.

«Местные жители очень интересовались погибшими китами, подходили к телам. “Жалко рыбу!” – ​говорили дорожные работники, в очередной раз посетив нас за работой. В попытках восстановить истину мы объясняли, что киты, как все учили еще в школе, – ​это морские млекопитающие, а вовсе не рыбы. “Да, да, мы знаем, они кормят детей молоком, но все равно жалко рыбу!” Что тут скажешь, да это и неважно, ведь главное – ​неподдельное сочувствие к могучим живым существам, погибшим в результате рокового стечения обстоятельств…»

Работали мы вчетвером, и у каждого была своя задача. Я до сих пор восхищаюсь нашими мужчинами, которые в простых резиновых сапогах проводили по полдня в очень холодной воде, выполняя непростую работу. Я же снимала все на камеру, вела дневник, брала мелкие пробы, подавала инструменты, оставаясь «чистой».

В последний день решили поработать ночью, так как погода портилась, трупы кашалотов от морской воды «дубели» – ​оставалось все меньше возможностей добраться до «истины», т. е. до желудка… К тому же именно на это время суток приходятся самые большие отливы. Нам удалось отобрать необходимые пробы и просмотреть содержимое кишечника у одного из китов, в котором оказались клювы кальмаров – ​основной пищи кашалотов.

В ту ночь пошел первый снег. Работу закончили около часа ночи – ​Питер решил, что мы сделали все, что смогли. Но еще долго мы стояли у костра, говорили о том, что удалось и не удалось сделать. А громадные черные тела за нашей спиной покрывались белым траурным одеялом снега…

Как показали исследования, погибшие кашалоты были молодыми, здоровыми и полными сил самцами. Предположительно, смерть китов наступила в результате гидроудара, который сбил их с маршрута миграции. Первопричиной могли стать военные учения или землетрясение, неделей раньше случившееся в проливе Екатерины между островами Итуруп и Кунашир. Кашалоты очень чувствительны к громким звукам, которые могут вызывать у них дезориентацию. А эти киты – ​очень социальные животные, и обычно они следуют друг за другом: вот так и попали в беду сразу две взрослые особи.

Известно, что только самцы кашалотов заходят так далеко на север, а самки с детенышами остаются в теплых водах Южного полушария. Это подтвердили две новые находки погибших кашалотов в 2021 г. – ​на Шикотане и Кунашире. А в июне 2022 г. буквально на том же месте на Кунашире был найден труп еще одного взрослого самца.

Однако все эти останки находились на стадии сильного разложения, поэтому их вскрытие никто не проводил, лишь у последнего самца были взяты пробы для исследования. Судя по состоянию зубов, он пожил немало и, возможно, умер от старости, а его тело течением принесло на Курилы.

У погибшего кашалота были взяты зубы, а также образцы тканей для гистологического и генетического анализов

Один из положительных итогов нашей «китовой эпопеи» – ​бесценный опыт работы с Питером ван дер Вольфом, не только высококлассным специалистом, но и замечательным человеком. Возможность сотрудничать с такими людьми, получать «из первых рук» новые знания – ​в этом состоит один из больших плюсов профессии сотрудника заповедника.

Клювы кальмаров, извлеченные из кишечника одного из кашалотов, могут рассказать о пути его миграции, так как видовой состав этих головоногих моллюсков в разных областях Мирового океана также различается

И главный итог – ​нам удалось собрать ценнейший научный материал, который будет исследован, в том числе с помощью молекулярно-­генетических методов, в московском Институте проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН и Камчатском филиале Тихоокеанского института географии ДВО РАН.

Литература

Артюхин Ю. Б., Бурканов В. Н. Морские птицы и млекопитающие Дальнего Востока. М.: АСТ, 1999. 215 с.

Берзин А. А. Кашалот. М.: Пищевая промышленность, 1971. 366 с.

Киты и история китобойного промысла: взгляд из Японии. М., 2005. 152 с.

Филатова О. Киты и дельфины. М.: Фитон ХХI, 2018. 168 с.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!