• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
1410
Раздел: Экология
Неуловимый рододендрон

Неуловимый рододендрон

На Южных Курилах растет очень красивый и очень редкий, «краснокнижный» кустарник – рододендрон короткоплодный, настоящее растение-загадка. Ученые до сих пор не сошлись во мнениях, является ли он самостоятельным видом или разновидностью, продолжаются споры и по поводу окраски его цветов, которые, по имеющимся данным, могут быть как чисто-белые, так и розовые или сиреневатые... На Кунашире пару кустов этого вечнозеленого растения предположительно видели в конце 1980-х гг. в труднодоступном месте – на склоне кальдеры вулкана Головина. Именно туда почти 30 лет спустя и отправились на поиски неуловимого рододендрона сотрудники заповедника «Курильский»

За последние несколько десятилетий на южных Курильских островах Итуруп и Кунашир исследователям удалось повстречать лишь отдельные экземпляры рододендрона короткоплодного. Однако четкие координаты их местонахождения в статьях не указывались по понятным причинам, а привязки к местности были очень примерные.

И вот в марте 2017 г. мы вместе с Александром Яковлевым, водителем, лаборантом научного отдела и соратником во всех делах, решили начать поиски неуловимого рододендрона на территории заповедника «Курильский» и в его охранных зонах.

Рододендрон короткоплодный (Rhododendron brachycarpum) с розовыми цветами, растущий на высоте 1800 м над уровнем моря в горах Окучичибу (Япония). 2007 г. © CC BY 3.0/Σ64

Специалист по земноводным и пресмыкающимся А. Г. Труберг, который работал здесь в конце 1980‑х гг., в личной переписке с нашим директором сообщил, что якобы видел несколько кустов рододендрона вблизи кальдеры вулкана Головина, так описывая место находки: «по ручейку-­ручеечку от кордона на самом гребне кальдеры». Но какой кордон и где этот ручеек?

Переписка оборвалась, а ничего конкретного узнать не удалось. Ясно было только, что наша цель – ​окрестности озера Горячее, расположенного в северо-­восточной части кальдеры вулкана Головнина. Именно это место указывали исследователи, которым посчастливилось встретить на Кунашире редкое растение (Алексеева, 1983).

По следу лиса

От дороги Южно-­Курильск – ​Головнино до кордона «Озерный», расположенного в кальдере, около 10 км. Март на Курилах – ​это полноценный зимний месяц, но в кальдере дыхание весны уже чувствовалось: прямо возле кордона ива распустила свои пушистые желтые соцветия-«котики».

Доезжаем до кордона на снегоходе. «Озерный» появился в заповеднике одним из первых, еще в 1980‑е гг. Старое здание уже так перекосилось, что в углу образовалась щель, и ветер вовсю гуляет по полу.

Умение ездить на всех видах техники – ​незаменимое качество работников заповедника, в первую очередь мужчин. Не менее важно умело обращаться с топором, дровами, печкой. Тепло из помещения кордона улетучивалось моментально, и огонь в печи требовалось поддерживать всю ночь.

Род рододендрон (Rhododendron) – ​самый большой в семействе вересковых – ​насчитывает свыше 1200 видов. Из 20 видов этого вечнозеленого кустарника, произрастающих в диком виде на территории России, на Дальнем Востоке встречается 13. Наибольший интерес из них представляют 5 видов с ограниченным ареалом и малочисленными популяциями, занесенные в Красные книги России и Сахалинской области, в том числе рододендрон короткоплодный (Rhododendron brachycarpum)

А утром, и неважно, как ты выспался, нужно идти на поиски рододендрона – ​в тот день мы проверяли версию его произрастания на побережье озера Горячее. Здесь пригодилось еще одно умение – ​ходить на лыжах и снегоступах. Вроде и не такие это сложные занятия, но с непривычки тяжеловато.

И тем не менее зимнее время – ​самое удачное, чтобы отправиться ­куда-то в дебри острова. Без снежного покрова передвигаться вне троп невозможно или почти невозможно: бамбучник (травянистая форма бамбука рода Sasa) формирует сплошную, практически непроходимую щетку побегов. Снег, а особенно наст, придавливает побеги бамбука и кедрач, а вот рододендрон не скрывает: этот вечнозеленый кустарник всегда выступает над снежным покровом, а благодаря характерным, скрученным в трубочку листочкам его ни с чем не спутаешь.

Куст рододендрона короткоплодного в верховье реки Головнина (высота 230 м над уровнем моря) первым заметил Александр Яковлев, водитель и лаборант научного отдела заповедника. 28 марта 2017 г.

За день мы обследовали открытые пространства западного берега озера: спускались, поднимались, ориентируясь по GPS (еще одно необходимое качество работника заповедника – ​«дружба» с навигаторами). Оставить поиски нас заставила лишь берлога медведя, на которую мы случайно набрели. На склоне на расстоянии 10 м четко виднелся пожелтевший «продых» – ​характерный след медвежьего дыхания… Саша принял решение развернуться и двигаться к кордону: весна, медведи спят чутко, и встречаться с разбуженным мишкой не хочется…

На следующий день поиски рододендрона возобновились на другой стороне озера – северо-­восточном склоне кальдеры. Подниматься на гребень пришлось через лес. Мне идти было легче, я не проваливалась на снегоступах, а вот более тяжелый Саша, который шел за мной, вязнул в рыхлом снегу по колено – ​силы при такой ходьбе тают.

РОДОДЕНДРОНЫ: ОДИН ИЛИ ДВА? У рододендрона короткоплодного (Rhododendron brachycarpum) есть систематический «близнец» – ​рододендрон Фори, или рододендрон розовый (Rh. fauriei). Оба эти вида были впервые описаны в Японии в конце XIX в.
Первоначально считалось, что в России, и только на Южных Курилах (острова Итуруп и Кунашир), произрастает рододендрон Фори с розовыми цветками. Но позднее в Приморском крае, на Сихотэ-­Алине был обнаружен рододендрон с белыми цветками. В начале 1980‑х гг. российские исследователи признали два вида рододендронов тождественными, указав, что в Сахалинской области произрастает розовоцветковая форма рододендрона короткоплодного, а в Приморском крае – ​белоцветковая. Но дело на этом не закончилось.
В дальнейшем к диагностическим признакам, помимо окраски цветков, прибавился характер опушенности листа, но и здесь мнения ученых разделились. В частности, по предположению японского ученого Т. Ямазаки (1989), у рододендрона короткоплодного лист снизу густо опушен, а у розового листья «голые».
Путаница в систематике морфологических форм растения продолжилась. Так, согласно изданию «Сосудистые растения советского Дальнего Востока» (1991), они представляют собой разные виды с белоцветковыми и розоцветковыми формами. А в более поздней монографии о флоре Курильских островов (как, кстати, и в современной российской «Википедии») названия R. brachycarpum и R. fauriei даются как синонимы (Баркалов, 2009).
Для решения подобных спорных таксономических вопросов обычные морфологические критерии требуется дополнить молекулярно-­генетическими. В комплексе такие данные могут иметь большое значение для изучения истории флоры Дальнего Востока, так как помогают судить о ее возрасте и связях с другими флорами мира

К счастью, на гребне снег оказался более плотным. Заросли калины вильчатой, вишни курильской, а рододендрона нет… Возвращались на кордон уже под вечер: началась метель и следы от снегохода исчезали на глазах. Здесь главное – ​не растеряться и быстрее вернуться на базу, чтобы не оказаться в снежном плену.

На кусте редкого растения автор обнаружила 42 остатка соцветий с раскрывшимися пустыми семенными коробочками. Значит, рододендрон на Кунашире успешно цветет и плодоносит!

Два дня в кальдере закончились ничем, но надежды мы не теряли – ​решили продолжить поиски с другой ее стороны. Выбрали морозный, погожий день и определили район поиска, забив в GPS примерную точку по описанию.

Погрузив в машину два снегохода, приехали к началу старта. На всякий случай я взяла с собой снегоступы и не прогадала: снегоходы оказались бесполезными – ​зарывались в снег и вязли. Так что снегоходы – ​обратно на базу, а снегоступы на ноги – и вперед…

На зиму кожистые листья рододендронов не опадают, а скручиваются в трубочку, уменьшая испарение влаги в холодный период

Шли с Сашей по утреннему насту легко, не проваливаясь, любуясь ледяными узорами на ветках в лучах утреннего солнца. Пройдя несколько подъемов и спусков, поняли, что движемся по следу лиса. Через три часа оказались под вершиной горы Головнина – ​предполагаемой нужной точки.

…В бинокль изучаю окрестности: кедрач, гортензия, кистецветник, все знакомо и все не то. Предлагаю вернуться, но Саша настаивает, хочет пройти еще хотя бы метров двести до конца водораздела.

Снег подтаял и начинает проваливаться, силы уходят… Идем по следу лиса, и Саша, оглядываясь в бинокль, просит посмотреть на необычный куст в 300 м, в распадке. Ну вот же он!!! Молча несусь к кусту – ​­откуда-то и силы взялись… Когда оказалась рядом, кричу от души: «Мы нашли тебя!» Эмоции переполняют – ​смех, слезы… Целую с благодарностью Сашу. Он тоже счастлив и показывает след лиса, который довел нас до куста, обошел его вокруг и ушел наверх.

И ­все-таки они белые!

…Июль 2017, раннее утро. Директор заповедника Александр Александрович Кислейко (между собой – ​Саныч) решил участвовать в новом походе к «нашему» рододендрону. Главная задача – ​увидеть цветущее растение и узнать наконец, какого окраса у него цветы.

Пошли втроем: я, Саша и Саныч. Впереди 3 км бамбуковых полей и небольшие участки леса. Понимаем, что будет нелегко. До обеда идем вполне сносно, долины ручьев сменяются водоразделами. Когда солнце достигает зенита, становится действительно тяжело.

Гора Головнина (542 м) была названа участниками Камчатской географической экспедиции (2006 г.) в честь мореплавателя, исследователя Камчатки, Курильских и Алеутских островов, вице-адмирала В. М. Головнина

Выбираем следующую тактику: переход 50–100 м, затем отдых 10–15 минут в тени дерева. Почему так медленно продвигаемся – ​всего 300 м в час? Ноги путаются в бесчисленных побегах бамбучника, мощная стена этих растений не дает прорваться, создается впечатление, что практически стоишь на месте: шаг вперед, падение, подъем и, сжав зубы, опять вперед…

Жара нереальная… Смотрю и понимаю, что мужчинам становится плохо. Шучу в моменты отдыха, пытаюсь поддержать позитивный настрой. У Саши открывается рвота, давление подскочило. У Саныча постоянное головокружение. Связи нет… Я начинаю паниковать: «Сюда только вертолет можно вызвать, а еще связь поймать надо…» Предлагаю вернуться, но мужчины непреклонны – ​дойдем!

Александр Яковлев прокладывает путь по бамбучнику. Такие бескрайние, труднопроходимые поля на местах рубок и пожаров – еще одна визитная карточка юга Кунашира. С одной стороны, они защищают почвы от эрозии, с другой – препятствуют воспроизводству леса

Когда до цели оставалось метров четыреста, стало ясно, что Саша идти дальше не сможет. Решаем сделать привал, а Саныч вызывается дойти и сфотографировать цветущий куст. Договариваемся о постоянной связи по рации. И только через полтора часа радостный голос сообщает: «Дошел! Они белые!» Опять эйфория…

В обратный путь отправляемся по руслу реки Головнина, в истоке которой и нашли наш рододендрон. Вечереет, окрестности вытоптаны медведями, везде запах шерсти, запах хищника… Собираем последние силы, стараемся до заката выйти к дороге.

До цели – 400 м и полтора часа ходьбы по девственным зарослям. Добраться до заветного куста предстоит Санычу – Александру Александровичу Кислейко (справа). Остальные члены поискового отряда дожидаются его на привале, набираясь сил на обратный путь

Еще пять часов пути по пересеченной местности. По дороге успеваем с Санычем определить координаты разных редких растений – ​когда еще удастся здесь пройти! К машине вышли в 11 часов вечера, совершенно без сил, но счастливые.

Предстояло еще провести генетический анализ образцов листьев, чтобы подтвердить, что мы нашли именно рододендрон короткоплодный. Но это уже другая история…

Генетика в помощь

До нашей находки считалось, что на Курильских островах произрастает рододендрон короткоплодный (R. brachycarpum) с розовыми цветками и опушенными снизу листьями. Однако мы обнаружили на Кунашире экземпляры с листьями, действительно покрытыми снизу бело-рыжеватым вой­локом, но с белыми цветами! Известно, что на японских островах Хоккайдо и Хонсю этот рододендрон имеет довольно широкий ареал, а окраска цветков в разных популяциях варьи­рует от белой до ярко-розовой (Ohwi, 1965). Что не исключает возможности появления на Кунашире его белоцветковой формы.

Рододендрон короткоплодный на острове Кунашир цветет белыми цветами

Наше предположение подтвердили результаты сравнительного молекулярно-­филогенетического анализа, проведенного специалистами биологического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Для построения «родословной» рододендронов в качестве молекулярного маркера использовали фрагмент рибосомной ДНК, а образцы с Кунашира были дополнены гербарными, в том числе из Музея Университета Хоккайдо.

Анализ показал, что образцы нашего растения с белыми цветками близки к образцам рододендрона короткоплодного с розовыми цветками с Хонсю. В целом все имеющиеся на сегодня генетические и морфологические данные поддерживают предположение, что R. fauriei (рододендрон Фори) и R. brachycarpum (рододендрон короткоплодный) являются самостоятельными видами (Хохряков, Мазуренко, 1991). Конечно, эти выводы предварительные и требуют проверки на большем числе образцов, собранных на островах и материке.

При очередном обследовании куста рододендрона в марте 2018 г. на нем было насчитано 37 цветочных почек

Для Кунашира рододендрон короткоплодный является редким растением. Куст, найденный в верховьях реки Головнина, растет в охранной зоне заповедника и может быть уничтожен военной техникой или снегоходами. Поэтому за два последующих года мы еще дважды, в марте и июле, навещали «наш» рододендрон.

В 2019 г. на Кунашире за пределами охраняемой территории в труднодоступном районе – на северном склоне горы Треугольник на высоте 420 м над уровнем моря – ​была обнаружена большая популяция R. brachycarpum с точно такими же белыми цветками и листьями с характерным опушением. Образцы растений были также отправлены на генетический анализ специалистам биофака МГУ.

В июне 2018 г. кунаширский рододендрон вновь расцвел белыми цветами. Рядом с редким растением – А. А. Кислейко, директор заповедника с 2015 г.

До этой находки в заповеднике планировались работы по восстановлению на острове популяции редкого растения: выращивание в питомнике из семян и высадка в естественную среду вблизи материнских экземпляров. К счастью, оказалось, что на Кунашире этот рододендрон сейчас не находится на грани исчезновения.

Сейчас все усилия сотрудников заповедника сосредоточены на воспроизводстве наиболее редких видов, которые нигде в России, кроме Кунашира, не встречаются. Среди них – ​магнолия обратнояйцевидная, единственный дикорастущий представитель семейства магнолиевых в нашей стране. Сеянцы, полученные из семян этого реликтового дерева, выращиваются в закрытом грунте несколько лет, а потом будут высажены на незаповедных территориях. Это поможет сохранить и приумножить одно из многих украшений курильских лесов.

Литература

Алексеева Л. М. Флора острова Кунашир (сосудистые растения). Владивосток: Изд-во ДВНЦ АН СССР, 1983. 79 с.

Баркалов В. Ю. Флора Курильских островов. Владивосток: Дальнаука, 2009. 468 с.

Заповедник «Курильский»: на перекрестке трех стихий  // НАУКА из первых рук. 2021. № 3/4 (9). С. 110–127.

Линник Е. В., Дегтярева Г. В., Ефимов С. В. и др. Предварительные итоги мониторинга рододендрона короткоплодного (Rhododendron brachycarpum D. Don ex G. Don fil.) на острове Кунашир (Сахалинская область) // Проблемы ботаники Южной Сибири и Монголии. 2020. Т. 19, № 2. С. 71–75.

Мазуренко М. Т. Рододендроны Дальнего Востока, структура и морфогенез. М.: Наука, 1980. 232 с.

Хохряков А. П., Мазуренко М. Т. Вересковые – Ericaceae Juss. // Сосудистые растения советского Дальнего Востока. СПб.: Наука, 1991. Т. 5. С. 119–166.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!