• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
5872
Альвеолярные эхинококки: паразит паразиту рознь

Альвеолярные эхинококки: паразит паразиту рознь

Эхинококки (Echinococcus) – достаточно типичные представители класса ленточных червей (Cestoda). Все ленточные черви являются паразитами: их взрослые особи, практически утратившие собственную пищеварительную систему, обитают в кишечнике хозяина и питаются его содержимым эндосмотически, всасывая питательные вещества поверхностью тела. Ленточные черви – гермафродиты, т.е. каждая взрослая особь имеет полный набор половых органов. Жизненный цикл паразитов непрост и включает в себя чередование полового и бесполого (личиночные стадии) поколений, которые используют разных хозяев.

Эхинококки (Echinococcus) – достаточно типичные представители класса ленточных червей (Cestoda). Все ленточные черви являются паразитами: их взрослые особи, практически утратившие собственную пищеварительную систему, обитают в кишечнике хозяина и питаются его содержимым эндосмотически, всасывая питательные вещества поверхностью тела. Ленточные черви – гермафродиты, т.е. каждая взрослая особь имеет полный набор половых органов. Жизненный цикл паразитов непрост и включает в себя чередование полового и бесполого (личиночные стадии) поколений, которые используют разных хозяев.

Все эхинококки паразитируют исключительно у млекопитающих. Половозрелые формы используют плотоядных животных в качестве окончательных хозяев, а промежуточными хозяевами может служить целый ряд растительноядных и всеядных животных. Случайным хозяином эхинококков может стать и человек: эхинококкоз людей является типичным зоонозом, т.е. болезнью, передаваемой людям исключительно от животных. Сегодня в мире этим заболеванием страдает около 1 млн человек.

Среди четырех известных форм эхинококкоза медицинскую и общественную значимость имеют два, в том числе альвеолярный эхинококкоз, вызываемый возбудителем E. multilocularis.

Альвеолярные эхинококки (альвеококк) в качестве основных хозяев «предпочитают» представителей семейства псовых, реже кошачьих. Их яйца проглатывают (например, с загрязненной фекалиями травой) промежуточные хозяева – преимущественно грызуны и зайцеобразные. (Кстати сказать, эти яйца очень устойчивы к факторам внешней среды, в том числе к высушиванию.) В кишечнике из яиц выходят личинки, которые затем проникают в кровь и с ее током попадают в различные органы, чаще всего в печень.

Обосновавшись на новом месте, личинки начинают активно почковаться (размножаться бесполым путем), производя себе подобных. Выглядит это подобно разрастанию раковой опухоли: альвеококк драматически увеличивается в размерах, замещая собой здоровую ткань. Особи, зараженные личинками, становятся жертвами хищников. Круг замыкается: в кишечнике своих окончательных хозяев личинки «взрослеют», достигают половой зрелости и начинают производить оплодотворенные яйца.

Жизненный цикл альвеолярных эхинококков совершается со сменой двух хозяев, окончательного и промежуточного. Взрослая половозрелая форма паразитирует в тонком кишечнике у плотоядных, личинки – в печени у мелких растительноядных животных. Промежуточным хозяином паразита может стать и человек. По: (Коняев, 2014)

В дикой природе паразит редко бывает причиной непосредственной гибели промежуточного хозяина: его либо съедят гораздо раньше, чем наступит терминальная стадия болезни, либо он сам успеет умереть от старости, ведь срок жизни грызунов и так довольно мал. Хищнику взрослые паразиты – «червячки» размером всего несколько миллиметров, также не доставляют особых хлопот. Однако все меняется в случае, когда яйца альвеолярных эхинококков попадают в организм человека, который не является их «традиционным» промежуточным хозяином.

Для альвеолярного эхинококкоза характерен бессимптомный инкубационный период длительностью 5—15 лет и медленное развитие первичного опухолевидного поражения, расположенного обычно в печени, хотя это могут быть легкие или, реже, кости, почки, селезенка, мышцы и центральная нервная система. В человеческой печени полноценное созревание личинок затруднено, зато здесь они получают возможность для безудержного роста. Прорастая в крупные желчные протоки и расплавляя крупные кровеносные сосуды печени, эхинококки вызывают тяжелое поражение этого органа. При этом иммунный отпор, который организм пытается дать агрессору, только усугубляет ситуацию, приводя к нагноению и разрастанию в печени нефункциональной «рубцовой» ткани.

Личинка альвеолярных эхинококков, попавшая в печень промежуточных хозяев, формирует в ней огромную почкующуюся колонию. При этом каждая личинка готова дать свое потомство и образовать новую колонию. Ячеистая, похожая на гроздья винограда колония на срезе напоминает ткань легкого с пузырьковидными образованиями – альвеолами (отсюда пошло и название паразита) (слева).  Справа – печень полевки, почти полностью захваченная колонией личинок паразита. Фото С. Коняева

Клинические признаки эхинококкоза включают боли в области живота, тошноту и рвоту, признаки печеночной недостаточности (если паразит «оккупировал» печень); хронический кашель, боли в груди и нехватку дыхания (если паразит «оккупировал» легкие), потерю веса, общее недомогание и т.п. Диагностика производится с помощью ультразвуковой эхографии, компьютерной и/или магнитно-резонансной томографии; диагноз подтверждается серологическими тестами на выявление cпецифических антител и данными биопсии.

К сожалению, на сегодня единственный способ избавиться от паразита – это радикальная хирургическая операция с последующей противоинфекционной профилактикой. Если поражение носит ограниченный характер, она приводит к излечению. К сожалению, у многих пациентов болезнь диагностируется на запущенной стадии, и паллиативная хирургия часто приводит к рецидивам. Многие же больные в принципе неоперабельны. При отсутствии лечения альвеолярный эхинококкоз прогрессирует и приводит к смертельному исходу в результате развития механической желтухи, нарушений функции печени или от метастазов паразита в мозг или другие органы. (Коняев и др., 2014).

Таким образом, важнейшим аспектом борьбы с этим тяжелым заболеванием является его профилактика, не последнюю роль в которой может сыграть информация о его патогенности, связанной с морфогенетической принадлежностью паразитов. Известно, например, что разные виды возбудителей трематодозов (самый известный из которых – описторхоз) также различаются и по ряду биологических и эпидемиологических характеристик, и одно лишь установление точного вида паразита позволяет не только определить источник и место заражения, но и течение и прогноз заболевания.

Что же касается альвеолярного эхинококка, то эпидемиологи всегда отмечали значительную изменчивость показателей уровня и характера зараженности людей и диких животных в зависимости от региона. Например, при почти поголовной зараженности песцов в низовьях р. Колыма (Якутия) местные охотники практически не страдали альвеолярным эхинококкозом, несмотря на полное отсутствие мыла и горячей воды, да и самой традиции мыть руки. В то же время их коллеги, охотящиеся на рыжих лисиц, часто становились жертвами паразита. На основании подобных данных было сделано предположение, что существуют разные генетические формы паразита – патогенные или непатогенные для человека или других животных-хозяев, которое и удалось пол твердить в ряде недавних исследованиях (Коняев и др., 2014).

Так, проанализировав образцы паразита из разных регионов, группа японских ученых выделила четыре генотипа E. multilocularis (Nakaо et al., 2009): европейский генотип, характерный для территории Центральной Европы; наиболее распространенный патогенный азиатский генотип, встречающийся на территории Китая, Казахстана, части Монголии, Японии и о-ва Святого Лаврентия; монгольский, характерный для территории Внутренней Монголии (Китай) и североамериканский, обнаруженный в штате Индиана (США) и на о-ве Святого Лаврентия.

Для построения генотипической структуры альвеолярного эхинококка использовались нуклеотидные последовательности трех генов митохондриальной ДНК. В результате было выделено четыре разных генотипа (Nakao et al., 2009). Дальнейшие генетические исследования позволили уточнить пространственное распределение генотипов, в результате чего была построена схема сети гаплотипов – уникальных наследуемых наборов аллелей исследуемых генетических локусов (вверху). Величина кружка на этом «родословном древе» отражает число образцов определенного гаплотипа; точки – гипотетические, пока не обнаруженные гаплотипы. По: (Konyaev et al., 2013)

Дальнейшие исследования, проведенные на территории России и Казахстана, показали, что на самом деле ситуация еще сложнее. Так, «североамериканский» генотип был обнаружен еще и на территории от Европейского Севера России до Чукотки, поэтому его было бы правильнее называть «полярным», или «северным». Эта форма практически не заражает человека. «Азиатский» же генотип встречается не только почти по всей азиатской части России и в Казахстане, но и в Рязанской области и, вероятнее всего, на других зауральских территориях вплоть до Восточной Европы. Эта форма, является самой патогенной для человека. «Европейский» генотип действительно имеет обособленный ареал в Центральной Европе, но он также встречается в США и Канаде, а «монгольский» отмечен на территории не только Монголии и Китая, но также Алтая, Иркутской области и, возможно, Казахстана. (Коняев и др., 2014).

И все же, несмотря на то, что на территории нашей страны располагаются крупнейшие по масштабам и интенсивности эпидемиологического процесса природные очаги альвеолярного эхинококкоза, пока мы имеем лишь отрывочную информацию о генетической принадлежности этих паразитов, являющихся возбудителями тяжелого заболевания, с трудом поддающегося лечению. В дальнейшем планируются широкомасштабные исследования на территории РФ и стран Центральной Азии, которые позволят больше узнать об ареале и путях распространения форм альвеолярного эхинококка, различающихся по своим «привязанностям» к разным хозяевам и своей патогенностью по отношению к человеку.

Литература
Коняев С.В., Инговатова Г. М., Кабдолов Ж. Р. и др. Альвеолярные эхинококки: паразит паразиту рознь. // Наука из первых рук. 2014. No 6(60). C. 24—29.
Konyaev S. V., Yanagida T., Nakao M. et al. Genetic diversity of Echinococcus spp. in Russia // Parasitology. 2013. Vol. 140. P. 1637—1647
Nakao M., Xiao N., Okamoto M. et al. Geographic pattern of genetic variation in the fox tapeworm Echinococcus multilocularis // Parasitology International, 2009. Vol. 58 (4). P. 384–389.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments