• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
5307
Раздел: Археология
Штурм королевских холмов. Русская археологическая экспедиция в Эквадоре

Штурм королевских холмов. Русская археологическая экспедиция в Эквадоре

Авторов этой статьи свела вместе одна из интереснейших и нерешенных проблем археологии доколумбовой Америки – определение времени и места появления гончарства на южно-американском континенте. Согласно самой смелой гипотезе, глиняная посуда впервые появилась на побережье Эквадора в раннеземледельческой культуре вальдивия около 5 тыс. лет назад, и это событие было связано с трансокеанским плаванием носителей культуры дзёмон с Японского архипелага. Большинство же археологов считает, что истоки вальдивийского гончарства следует искать на самом континенте

Поиски ранних культур на побережье Эквадора связаны с именем археолога-любителя и бизнесмена Э. Эстрада Икаса и четой американских археологов Б. Меггерс и К. Эвансом из Смитсоновского института. Знаковое событие случилось в 1956 г., когда археологическая экспедиция обнаружила в небольшом рыбацком поселке Вальдивия многослойный археологический памятник с ранее неизвестной керамикой. Возраст культуры вальдивия, определенный с помощью радиоуглеродного датирования, составил 4,5—4,0 тыс., что дало основания считать, что речь идет о самой древней глиняной посуде не только в Эквадоре, но и во всей Южной Америке. Базируясь на характерных особенностях вальдивийской керамики, Эстрада выдвинул совершенно неожиданную версию, вызвавшую множество ожесточенных споров: истоки неведомой эквадорской культуры – Японский архипелаг, культура дзёмон!*

За последние полвека на тихоокеанском побережье Эквадора, в том числе близ поселков Вальдивия и Реаль-Альто, был окрыт ряд памятников древней земледельческой культуры с высокотехнологичной керамикой. Вверху – керамические сосуды культуры дзёмон. Форма сосудов характерна для вальдивии. Фото из книги: Б. Дж. Меггерс, К. Эванса, Э. Эстрада «Ранний формативный период прибрежного Эквадора: фазы Вальдивия и Мачалилья». Смитсоновский институт, Вашингтон, 1965 г. Внизу – керамическая посуда культуры вальдивия, ранний этап. Фото А. Попова.

Интригу вокруг происхождения керамической посуды в Южной Америке обострили новые археологические открытия, сделанные в прибрежных районах Эквадора в 1970—1980-х гг. В том числе в южной части полуострова Санта-Элена в 1971 г. был открыт памятник культуры вальдивия Реаль-Альто. В середине 1970-х – начале 1980-х гг. американо-эквадорская экспедиция, заложив здесь три траншеи, обнаружила следы многочисленных жилищ, земляных платформ, ритуальных площадок и погребений с богатым инвентарем. На основе этих работ была определена хронология культуры вальдивия (5,5—3,5 тыс. лет назад) и предложена детальная классификация обнаруженной там керамической посуды. В 1988 г. на Реаль-Альто был официально открыт музейный комплекс под эгидой крупнейшего в Эквадоре Приморского политехнического университета (ЭСПОЛЬ, г. Гуаякиль).

Несмотря на все эти достижения, ситуация с изучением культуры вальдивия в целом остается достаточно парадоксальной. За все прошедшие годы так и не удалось ответить на ряд вопросов, в том числе принципиального характера. Во-первых, откуда ведет свое происхождение сама эта раннеземледельческая культура? Ведь между ней и предшествующей ей докерамической культурой Лас-Вегас (культурой охотников и собирателей, датируемой возрастом в 10,0—6,6 тыс. лет) существует загадочный пробел почти в тысячу лет. Во-вторых, откуда появилась в культуре вальдивия технология изготовления керамической посуды – была ли она изобретена на «месте» в прибрежной части Эквадора, или имеет «импортный характер»? Наконец, был ли прав Эстрада, выдвигая гипотезу о «заокеанских» корнях вальдивийской керамики?

Отсутствие ответов на эти важнейшие вопросы во многом связано с тем, что хотя на сегодняшний день известно уже около 30 памятников, относящихся к культуре вальдивия, лишь на пяти из них производились раскопки, притом весьма скромных масштабах. Даже на превратившемся в музей Реаль-Альто раскопки затронули не более 5 % всей территории памятника! И в этом смысле раскопки на этом уникальном памятнике национального культурного наследия должны были стать для эквадорских ученых долгожданным поиском ответов на давно назревшие вопросы, а для российских – первой в истории отечественной науки археологической экспедицией в Южную Америку.

В состав российской команды вошли специалисты, аспиранты, магистранты и студенты из Владивостока, Новосибирска и Москвы; в Гуаякиле к экседиции присоединились магистранты из ЭСПОЛЬ, а затем профессор Й. Каномата из Университета Тохоку (Сендай, Япония). Добавим, что перед этим три эквадорских магистранта программы по неотропической археологии приняли участие в раскопках неолитического памятника на о-ве Русский во Владивостоке, которые ведет один из авторов – А. Н. Попов. Приобретенный ими опыт оказался исключительно востребованным при раскопках в Эквадоре.

Наконец, в сентябре 2014 г. интернациональный коллектив ученых пошел на штурм Реаль-Альто – «Королевских холмов», названных так в честь разбившегося у побережья корабля с королевскими золотыми реалами. Археологи надеялись найти здесь свои сокровища в виде бесценных глиняных «черепков» и других уникальных артефактов.

Археология в тропиках

От Гуаякиля до Реаль-Альто езды чуть более двух часов. Наш лагерь базируется прямо в музейном комплексе, который состоит из здания с большой музейной экспозицией, лаборатории с тремя жилыми комнатами и санузлами, помещения для проведения собраний и лекций, а также небольшой кухни и традиционного для этих районов Эквадора свайного дома из бамбука. Последний служит одновременно и музейным экспонатом, и местом обитания мужской части команды. Кроме того, на комплексе постоянно проживает со своей семьей смотритель музея – индеец-мантеньо с удивительным именем Байрон, который с энтузиазмом взялся за обустройство нашего быта.

Надо отдать должное южно-американским партнерам из ЭСПОЛЬ: они сделали все возможное, чтобы работа и пребывание на Реаль-Альто были максимально комфортными. В нашем распоряжении всегда был микроавтобус, несколько модемов для выхода в Интернет, сотовые телефоны и даже рации для связи «раскоп–лагерь». Трехразовое питание обеспечивало небольшое придорожное кафе неподалеку, а в самом музейном комплексе был срочно проведен капитальный ремонт всей канализационной системы. Мы находились на постоянной связи с университетом, и все, что нельзя было приобрести на месте, оперативно доставлялось из Гуаякиля.

Российской команде, в свою очередь, пришлось везти через полмира солидный багаж с оборудованием, от тахеометра до георадара, и ей приходилось подолгу объясняться с таможней в каждом из промежуточных пунктов полета.

…Коварные эквадорские тропики диктуют свой, особый режим рабочего дня. Во времена культуры вальдивия поселение окружали влажные мангровые заросли, современный же ландшафт больше напоминает полупустыню с сухим колючим кустарником, кактусами и редкими деревцами. Мы вставали не позже шести часов утра, завтракали и уже до восьми были на раскопе. Жара, от которой не спасал и специально установленный тент, вынуждала делать днем трехчасовой перерыв на обед. После обеда начинал дуть легкий освежающий бриз со стороны океана, но уже в шесть часов вечера начинало стремительно темнеть, и работа перемещалась в лагерь, в камеральную лабораторию.

И, наконец, практически каждый вечер мы составляли русско-англо-испанский словарь. Дело было не столько в том, чтобы найти эквиваленты археологическим терминам и названиям различных находок. Гораздо важнее было составить «глоссарий действий на раскопе»: как держать совок, как правильно выравнивать стенки раскопа, как объяснить правила зачистки и извлечения из слоя находок и т. д. Таких словарей никто и никогда ранее не составлял.

Сокровища Реаль-Альто

Раскопки в Южной Америке можно сравнить с раскопками на другой планете, настолько все здесь незнакомое и непохожее. С другой стороны, мы серьезно готовились к этому проекту: собрали и изучили практически всю научную литературу, посвященную культуре вальдивия, вели активную переписку с археологами, которые когда-либо работали в Эквадоре, трижды побывали на памятнике в предшествующие годы и даже заранее определились с местом раскопа.

Для этого был выбран нетронутый участок в северо-восточной (наиболее возвышенной) части памятника. Недалеко от него команда под руководством американского археолога Дж. Дампа в 1984 г. заложила траншею, где удалось проследить следы ранних фаз культуры вальдивия и получить на основе радиоуглеродного датирования угля две самые древние для Реаль-Альто даты: 5495 и 5620 лет.

Общая площадь нашего раскопа в 2014 г. составила 16 м2 (два сектора по 8 м2). Раскопки велись методично, последовательным снятием небольших (8—10 см) горизонтов с последующей зачисткой, тщательной переборкой грунта и сортировкой находок на камень, керамику и раковины. Весь процесс фиксировался с помощью фототехники.

Так как культуросодержащие горизонты на памятнике сложены плотными аллювиальными и эоловыми отложениями, при высыхании они моментально превращались в очень мелкодисперсную пыль. Чтобы отследить характер залегания артефактов, стенки раскопа постоянно приходилось смачивать водой из специальных ручных помп. Работать можно было только в перчатках — мелкая ракушка сечет пальцы как бритва.

В культуросодержащих слоях Реаль-Альто встречались как отдельные черепки, так и развалы практически полных сосудов, а также каменные орудия, которые в обязательном порядке фотографировались и тщательно зарисовывались. Так наносился орнамент на мягкую глину.Такой узор мы называли «Пальчики Бога»

…Постепенно картина раскопа прояснялась. Полученный археологический материал условно делился на три последовательных слоя, при этом наиболее «богатыми» (содержащими камень, керамику, раковины, отдельные кости животных и птиц) оказались два верхних слоя. Участники экспедиции не переставали удивляться разнообразию форм и орнаментальным композициям вальдивийской посуды: композициям из треугольников и трапеций, налепным валикам, отпечаткам зерен кукурузы... Среди обнаруженных в раскопе многочисленных створок раковин («пищевых отходов») попадались и изделия из них: штампы для керамики, украшения, фрагменты емкостей или своего рода «ковшики». Особо были отмечены находки нескольких продолговатых галек из мягкого камня желтого, белого и оранжевого оттенков. Скорее всего, они являлись заготовками для производства знаменитых женских фигурок – вальдивийских «Венер».

Ниже последнего слоя с керамикой был обнаружен мощный (10—15 см) слой со множеством створок раковин. Дополнительные раскопки в одном из квадратов на 30—35 см вглубь показали, что ниже никакой археологический материал уже не встречается.

Осадили со всех сторон

Наша экспедиция, которая с самого начала задумывалась как комплексная и мультидисциплинарная, предполагала использование различных полевых методов. Так, параллельно с раскопками производилась инструментальная съемка территории Реаль-Альто, отбор проб почвы для проведения анализа пыльцы и реконструкции палеоклимата, а также зондирование памятника с помощью георадара.

На последний метод возлагались особые надежды: георадар дает уникальную возможность увидеть характер и последовательность заселения конкретного памятника, расположение жилищных кон­струкций, хозяйственных площадок и других объектов. Принцип дей­ствия георадара основан на излучении сверхширокополосных импульсов метрового и дециметрового диапазона электромагнитных волн и приеме сигнала, отраженного от предметов или неоднородностей (археологических объектов), которые имеют отличную от внешней среды диэлектрическую проницаемость или проводимость. На Реаль-Альто георадиолокационные исследования были проведены на территории 120 × 90 м, которая была разбита на 18 полигонов, ориентированных по сторонам света.

На этом георадарном изображении специалисты отметили два вида антропогенных аномалий. Во-первых, возможные земляные насыпи на глубине 40—50 см (их границы отмечены малиновыми и фиолетовыми линиями). Для их сооружения, очевидно, применялся только местный песчаный грунт без использования камней, сырцовых кирпичей и т. д. Возводились насыпи постепенно, потом реконструировались. Так как за несколько тысячелетий их контуры сильно оплыли, начальная форма насыпей пока определена условно. Плотный слой раковин, обнаруженный в раскопе в 2014 г., мог служить для укрепления края земляной платформы. В любом случае, само наличие таких насыпей является уникальным свидетельством появления достаточно монументальных сооружений на раннем этапе культуры. Второй вид аномалий, расположенных примерно на той же глубине, можно уверенно интерпретировать как следы жилищ (они отмечены черными и зелеными окружностями в зависимости от глубины). Жилища, также разного возраста, перестраивались и наслаивались друг на друга

В ходе работ на раскопе из средней части культуросодержащих отложений были отобраны пробы для радиоуглеродного датирования: две пробы – нагар на керамике, и одна – из небольшого скопления угля. Как уже упоминалось, археологические материалы сопровождались значительным количеством раковин, а также костями животных (собака, косуля), рыб и птиц, встречались даже отдельные кости крупных морских животных (возможно, кита). Все эти находки тщательно обрабатывались и классифицировались палеобиологом.

Отдельно следует упомянуть работу нашего японского коллеги, профессора Й. Каномата, который привез с собой небольшую микроскопическую лабораторию для поисков на найденных каменных артефактах следов их использования. Ведь подавляющее большинство каменных изделий представляет собой грубые галечные отщепы, и определить их функцию возможно лишь с помощью бинокулярного исследования.

Итоги эквадорской весны

Археологические работы на Реаль-Альто закончились в самом разгаре эквадорской весны, когда полупустынные пейзажи запестрели свежими красками, а прямо перед лабораторией распустились яркие желтые цветы на дереве с причудливым индейским названием гуачепели. Раскопки на Реаль-Альто широко освещались в средствах массовой информации Эквадора, и на какое-то время мы даже стали знаменитыми. Даже офицеры службы контроля в аэропорту не стали досматривать наш багаж с пристрастием.

С момента окончания работ прошло не так много времени, но у нас уже есть первые результаты, часть из которых весьма интересна, если не сказать сенсационна.

Во-первых, в конце октября 2014 г. были получены три новые радиоуглеродные даты (от 4490±30 до 4620±30 лет назад), которые соответствуют второму этапу в хронологии культуры вальдивия и данным по типологии археологического материала.

Во-вторых, весь обнаруженный керамический материал по своим характеристикам (форме сосудов, их размерам, орнаментации) очень хорошо укладывается именно в ранние этапы культуры вальдивия (примесь черепков более поздних этапов или иных культур составляет менее 0,5 %). Таким образом, очевидно, что раскопанный нами комплекс не был переотложен и потревожен последующими обитателями «Королевских холмов».

Судя по обнаруженной керамике, каменная индустрия культуры вальдивия лишь незначительно отличается от предшествующей ей индустрии культуры Лас-Вегас. Сырье, техника расщепления, набор орудий – все это с очевидностью свидетельствует о местной преем­ственности. При этом стратиграфические наблюдения за последовательностью залегания слоев с находками не подтвердили наличие существенного разрыва между докерамическим и раннекерамическим периодами. Скорее, следует считать, что переход от одного к другому произошел достаточно быстро.

И, наконец, очень интригующе выглядят предварительные данные расшифровки георадарного зондирования. Мы ожидали, что наш прибор сможет «увидеть» лишь следы жилищ и раковинных куч, но специалисты уверены в существовании в этой части памятника больших искусственных насыпей высотой от 20 см до 1 м. Если это так, и обитатели Реаль-Альто начали возводить монументальные сооружения уже на самых ранних этапах культуры вальдивия (а не с третьего этапа, как считалось раньше), то время появления раннеземледельческой цивилизации в Северных Андах отодвигается в прошлое почти на тысячу лет!

Конечно, все данные, полученные в ходе архео­логической экспедиции 2014 г., еще будут анализироваться и перепроверяться. Однако обнаруженная нами керамика ранней вальдивии не имеет ничего общего с керамикой культуры дзёмон и никоим образом не может от нее происходить. Таким образом, пока не удалось найти ни одного доказательства гипотезы об интродукции гончарства в Эквадор из Японии. Поражает другое: даже самая ранняя керамика демонстрирует достаточно высокую технологию формовки и обжига. Поэтому вопрос о месте и времени происхождения местного гончарства пока остается открытым.

Нужно отметить, что наши результаты ни в коей мере не снимают вопрос о самой возможности транстихоокеанских плаваний в древности. В искусстве более поздних культур из прибрежных частяей Эквадора и Колумбии имеется множество интереснейших сходных черт с искусством культур Японии и Китая, которые ждут своего изучения и объяснения.

Что касается Реаль-Альто, то в сентябре 2015 г. планируется проведение второго сезона раскопок. В состав экспедиции помимо наших эквадорских коллег войдут российские специалисты из Владивостока, Новосибирска и Москвы, а также археологи из японского Университета Тохоку и колумбийского Университета Каука. Планируется также продолжить геофизические исследования (сделать раскоп для проверки характера аномалий и их расположения), трасологический анализ каменных орудий и анализ палеофауны, а также работу с коллекциями антропологического материала, включая анализ зубов и взятие проб на ДНК.

Главная цель сезона 2015 г. – обнаружить самые ранние следы гончарства на южно-американском континенте, и памятник Реаль-Альто является в этом отношении наиболее перспективным. Очень важно найти и четко зафиксировать момент появления первой глиняной посуды – «день рождения» новой культуры на древних Королевских холмах.

*Подробнее читайте в «НАУКА из первых рук», 2013. № 5/6 (53/54), с. 124–141.

Литература

Табарев А. В., Маркос Х. Г., Попов А. Н. Эквадор: по следам одной необычной археологической гипотезы // Наука из первых рук. 2013. № 5–6. С. 124—141.

Табарев А. В. Культурный и палеоэкономический аспекты появления древнейшей керамической посуды на востоке Евразии и в Южной Америке (Колумбия, Эквадор) // Тр. IV (XX) Всерос. археологического съезда в Казани. Казань: Отечество, 2014. Т. I. С. 354—356.

Табарев А. В., Попов А. Н. Возвращение в Южную Америку: некоторые итоги, проблемы, перспективы // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий: Материалы итоговой сессии Института археологии и этнографии СО РАН 2013 г. Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2014. Т. XX. С. 289—291.

Исследования проводятся при поддержке Научного фонда Дальневосточного федерального университета (Владивосток)

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!