• Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
1424
Из Сибири – в Ташкент, или Как создавалось советское производство радиопрепаратов для «чтения» ДНК
Химия
В. А. Рихтер работает с радиоактивным материалом в защитном боксе. «Радиопрепарат», Узбекистан. 1980-е гг.

Из Сибири – в Ташкент, или Как создавалось советское производство радиопрепаратов для «чтения» ДНК

В начале 1980-х гг. группа молодых энтузиастов, биологов и химиков, отправилась из холодной Сибири в далекий солнечный Ташкент, чтобы организовать там первое в СССР производство радиоактивно меченных предшественников нуклеиновых кислот, необходимых для секвенирования (чтения») ДНК и РНК. Эти недавние выпускники вузов совершили настоящий подвиг, решив труднейшую научно- производственную задачу в условиях крайне ограниченных ресурсов

Одним из десанта молодых ученых, которым предстояло буквально «с нуля» создать сложное производство на хозрасчетном предприятии «Радиопрепарат» при Институте ядерной физики АН Республики Узбекистан, стал Владимир Рихтер, перспективный выпускник Новосибирского государственного университета. К тому времени у него была уже семья, жена и ребенок, и должность стажера в новосибирском институте. Но возникла жилищная проблема, и вчерашний студент, только что вернувшийся из стройотряда с Чукотки, легко согласился на уговоры «вербовщика», расписывавшего предстоящие великие научные победы, солнечное небо Ташкента и квартиру в доме, окруженном виноградом и гранатами …

Этим рекрутером был новосибирский ученый Михаил Грачев, будущий академик, а в то время простой кандидат наук, который уже имел опыт успешной организации смелых проектов, таких как разработка и внедрение первого в мире микроколоночного жидкостного хроматографа «Милихрома», В те годы молекулярная биология и генетика в мире развивалась стремительно, исследователи научились расшифровывать (секвенировать) структуру ДНК и РНК, зарождалась генетическая инженерия… СССР в этом отношении очень сильно отставал от передовых стран, и в первую очередь – из-за отсутствия собственной базы, приборов и препаратов, для проведения исследований с применением новых технологий.

Одной из наиболее острых проблем было секвенирование нуклеиновых кислот: первые методики были основаны на использовании предшественников их биосинтеза – нуклеозид 5’-трифосфатов, меченных радиоактивными изотопами фосфора и серы, однако все эти препараты в нашей стране не производились. Зарубежные же поставки занимали много времени, за которое радиопрепараты могли повреждаться, к тому же из-за начала советско-афганской войны были приостановлены. Вопрос об организации соответствующего производства обсуждался на самом высоком уровне – в ЦК КПСС, так как стало очевидно, что дальнейшее отставание в области молекулярной биологии грозит катастрофой (предполагалось, что и военной). Однако предложения физиков из московского Института атомной энергии им. И. В. Курчатова (ныне НИЦ «Курчатовский институт»), привыкших к щедрому государственному финансированию, оказались неприемлемы по срокам.

М. А. Грачев. 1978 г. Фото Г. Байрама

И вот здесь в работу включились новосибирские ученые в лице Михаила Грачева, биолога с химическим образованием. Подробнее о том, как ему, человеку без полномочий и «погонов», удалось преодолеть неприступные чиновничьи барьеры и собрать молодежную команду из радиохимиков и биологов и химиков из МГУ и НГУ; о научных и производственных проблемах, с которым пришлось столкнуться молодым исследователям, и их успехах в разработке новых технологий синтеза радиопрепаратов; о жизни сибиряков в непривычном южном городе и рыбалке, где на удочку ловились монстры весом в полпуда, – в статье, опубликованной в журнале «НАУКА из первых рук». Один из ее авторов – тот самый Владимир Рихтер, который был руководителем группы, отвечавшей за производство радиоактивно меченных нуклеозидтрифосфатов с использованием ферментов.

Работа с радиоактивными материалами всегда связана с немалыми опасностями. И хотя на «Радиопрепарате» все производственные операции проводились в боксах, с использованием толстых резиновых перчаток со свинцовыми вкладышами, однако никакие защитные средства не могли полностью предохранить от радиоактивного излучения.
Активность материала была так высока, что при помещении его в стеклянную колбу последняя буквально на глазах темнела. Руки, держащие колбы и пипетки, облучались. Через несколько лет на коже ладоней у химиков появились измененные участки – свидетельство рака кожи. У тех, кому посчастливилось, такие участки удалось удалить хирургическим путем. Другим повезло меньше: спустя годы одному из них пришлось ампутировать палец, другому – кисть руки

Можно лишь добавить, что уже весной 1982 г., всего через год после старта проекта, первые партии радиоизотопной продукции были отправлены биологам в Москву и Новосибирск. Продукция «Радиопрепарата» пользовалась все большим спросом, но в 1991 г. случился распад СССР, экономические связи между бывшими республиками стали рушиться. Одни участники проекта вернулись в родные города, другие эмигрировали; некоторые из них организовали успешное производство радионуклеотидов на новых, теперь уже российских площадках.

Что касается самого предприятия, то, пережив смутные времена, «Радиопрепарат» сегодня является мировым центром производства радиоактивных изотопов, поставляя их на экспорт, в том числе в США и Европу. В наши дни некоторые отечественные организации, приобретая радиоизотопную продукцию у американской корпорации PerkinElmer, даже и не догадываются, что сырье для нее поступает из Ташкента.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!