• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
3138
Предисловие

Предисловие

Мне кажется, мало найдется наук, которым приходится
пользоваться одновременно таким огромным количеством
разнородных орудий. Причина в том, что человеческие
факты — самые сложные. Ибо человек — наивысшее создание природы.

М. Блок

Прошло почти 40 лет после опубликования С. И. Руденко фундаментального исследования «Древнейшие в мире художественные ковры и ткани из оледенелых курганов Горного Алтая». За прошедшие годы археологи получили новый оригинальный материал, позволяющий вновь вернуться к этой теме. Исследование многочисленных рядовых курганов Горного Алтая, открытие неразграбленных «замерзших» могил на плато Укок дали уникальный по сохранности и представительности текстиль¹.

¹ Под текстилем подразумеваются изделия, выработанные из волокон и нитей (ткани, нетканые материалы, валяльно-войлочные изделия, крученые изделия — нитки, шнурки, веревки и т. п. [СЭС, 1987, с. 1316].

Были впервые обнаружены целые предметы одежды непосредственно на телах погребенных, найдены украшенные красочными аппликациями войлочные покрытия конских седел. Этот материал существенно дополняет хранящуюся в Государственном Эрмитаже коллекцию и позволяет атрибутировать многие текстили из т.  н. «царских» пазырыкских могил. Кроме того, к настоящему времени стал широко известен разнообразный и многочисленный текстиль Синьцзяна (от эпохи ранней бронзы до средневековья),о котором С. И. Руденко не знал и который значительно корректирует сложившиеся представления о пазырыкских тканях и войлоке.

01.jpg

Подлежащая исследованию коллекция текстиля уникальна: в мире имеются всего 3–4 столь же древние и представительные коллекции из Египта, Сирии (Пальмиры) и Синьцзяна, в России же она пока единственная².

² Все известные представительные коллекции археологического текстиля (такие, например, как из Мощевой Балки) относятся к более поздним эпохам.
В качестве примера следует отметить, что даже один неполный костюм, относящийся к монгольской эпохе в евразийских степях (датируемый XIII—XIV вв.), становится объектом всестороннего изучения и монографического освещения в силу чрезвычайной редкости подобного рода находок, даже на памятниках не столь отдаленных от нас времен [Ландратова, Голиков, Орфинская и др., 2002].

До недавнего времени казалось очевидным, что кочевники Центрально-Азиатского региона в древности одевались исключительно в шкуры, меха и войлок, а если иногда и использовали ткани, то завозили их издалека. В работе, посвященной этнографическому изучению алтайцев, В. П. Дьяконова отметила, что «ткани у народов Саяно-Алтая для шитья одежды, головных уборов и прочего издавна были ввозными» [Дьяконова, 2001, с. 84]. Материал из «замерзших» могил Горного Алтая (IV—II вв. до н. э.), полученный за последние годы, заставил усомниться в этом. Благодаря исследованиям С. И. Руденко и М. П. Грязнова в Пазырыке, Башадаре, Туэкте и экспедициям Института археологии и этнографии СО РАН на Укок была составлена крупнейшая в мире коллекция древнейшего текстиля и изделий из него. Последнее обстоятельство особенно важно, поскольку обычно из столь глубокой древности до нас доходят в лучшем случае чудом сохранившиеся мелкие фрагменты, но практически никогда — целые костюмы или иные предметы. Таким образом, мы изучаем не только текстиль как таковой, но и костюмы населения Алтая скифского времени, экипировку коней и убранство погребальных камер, что существенно расширяет круг поднимаемых в исследовании задач.

Ткани из «замерзших» могил являются уникальным источником разнообразной научной информации. Они сохранились в пазырыкских могилах Горного Алтая благодаря древнему льду, в котором пребывали около 2,5 тыс. лет. При определении степени деградации тканей из «замерзших» могил выяснилось, что низкие температуры и лед оказались той благоприятной средой, которая способствовала их практически идеальной консервации: инфракрасные спектры этих тканей при сопоставлении со спектрами современных шерстяных и шелковых тканей не показали существенных различий. Лед механически нарушил структуру тканей одежды («рвал» или «резал» ее), но одновременно способствовал сохранению молекулярной структуры волокон. Оттаявшая древнейшая ткань выглядит «живой», чему немало способствовали и современные методы реставрации и консервации текстиля, разработанные в научном центре Abegg-Stiftung, Riggisberg (Швейцария) и использованные при работе с материалами укокских памятников³.

³ Одежда из курганов Укока в 1994 году была отреставрирована в научном центре Abegg-Stiftung. Мы бесконечно признательны его сотрудникам, особенно Регуле Шорта, за высокопрофессионально выполненную реставрацию, а также за обучение сотрудницы Института археологии и этнографии СО РАН Е. В. Шумаковой, которая успешно продолжила эту работу.

Отреставрированный текстиль не только не утерял своих качеств, но и остался доступен для всестороннего изучения, в том числе и физико-химическими методами. Основную часть пазырыкской коллекции составляют шерстяные ткани и войлоки — наиболее редкие экземпляры не только археологических⁴, что, в общем то, понятно, но и этнографических коллекций, поскольку они подвержены уничтожению вредителями и исчезают очень быстро [Фармаковский, 1951, с. 172]. Окрашенные ткани и изделия из войлока и меха хотя в ряде случаев и поблекли от времени, но в основном сохранили насыщенные яркие цвета, изначально присущие им. Древний текстиль, сохранивший цвет, — большая редкость, в мире мало таких коллекций. Эти обстоятельства позволяют говорить об уникальности пазырыкского материала.

⁴ В представительной коллекции текстиля раннесредневековой Алании шерстяные ткани составляют только 6 %, что, по мнению автора посвященного им исследования, не является отражением степени использования шерстяных тканей в раннем средневековье жителями Кавказа. Скорее всего, именно шерсть, считает О. В. Орфинская, являлась основным источником сырья для изготовления теплой одежды. Но шерсть хуже сохраняется в природных условиях [Орфинская, 2000].

Феноменальность «замерзших» могил состоит, помимо прочего, в том, что древний лед сохранил разнообразные шерстяные ткани, шелка и хлопок, чье происхождение связано с древнейшими цивилизациями Китая, Индии, Ирана. И если древние шелка китайского производства достаточно часто находят при археологических раскопках (и не только на территории Китая), то шелка, шерсть и хлопок, изготовленные в Индии и Иране в IV–II вв. до н. э., бесследно исчезли бы, если бы некоторые из них не попали в «замерзшие» могилы Алтая. Древний лед сохранил многие культурные достижения той эпохи — так же, как занесенные песками могилы Синьцзяна.

Первые результаты исследования тканей из «замерзших» могил пазырыкской культуры были получены благодаря сотрудничеству с крупнейшими реставрационными и научно-исследовательскими центрами по изучению текстиля в Японии (Nara National Cultural Properties Research Institute), Швейцарии (Riggisberg, Abegg-Stiftung), Корее (Pusan, Dept. Of Clothing and Textile National University), Франции (Lion, Centre internationale pour L’Etude de Textiles anciennes). Археологический текстиль — довольно популярная тема научных исследований во всем мире, имеющая обширную библиографию.

Непосредственно о пазырыкском текстиле (имеется в виду текстиль, найденный в «замерзших» могилах Горного Алтая) написано не так уж и много. Кроме уже указанной работы С. И. Руденко, следует отметить статьи Л. Л. Барковой (1998) о войлочном ковре из пятого Пазырыкского кургана, Л. Л. Барковой и Л. С. Гавриленко о ворсовом ковре из пятого Пазырыкского кургана (1999), Л. Л. Барковой о плетеных накосниках, Т. Н. Глушковой о технологических особенностях тканей Укока (1992), Садако Като о пазырыкском костюме (2002) и Н. В. Полосьмак о войлоке и костюме (2001). Материалы из пазырыкских могил Укока хорошо известны и уже вошли в научный оборот.

Рис. 1. «Замерзшая» могила. Ак-Алаха-3, курган 1

Текстиль по своей природе — объект междисциплинарного исследования. Для определения химического состава, структуры и свойств тканей из «замерзших» могил, а также для более обоснованной и полной идентификации компонентов тканей, источников сырья, способов изготовления и крашения тканей, определения красящих веществ и т. д. был использован комплекс физико-химических методов, разработанный в Институте катализа им. Г. К. Борескова и Новосибирском институте органической химии СО РАН им. Н. Н. Ворожцова. Решение этих задач стало возможным в результате сотрудничества представителей гуманитарных и естественных наук, использования современного исследовательского оборудования, финансовой поддержки (гранты РФФИ, РГНФ, президиума СО РАН) и большой подготовительной работы, заключавшейся в сборе коллекции естественных органических красящих веществ, которые могли использоваться в изучаемый период для окрашивания тканей. Были разработаны способы и методики пробоподготовки и анализа тканей, обеспечивающие выявление состава и структуры их различных частей и характерных деталей и в то же время — максимальную сохранность и возможность относительно быстрого получения результатов с необходимой точностью и чувствительностью.

Определение элементного состава тканей проведено методами качественного и количественного химического элементного анализа, а также атомно-эмиссионной спектроскопии и рентгеновской флуоресцентной спектроскопии. Впервые для идентификации и количественного определения фазового (минерального) состава неорганических веществ, содержащихся в древних тканей был использован новый химический метод дифференцирующего растворения (ДР). Этот метод является безэталонным и отличается высокой чувствительностью, что позволяет непосредственно определять фазовый (минеральный) состав неизвестных веществ. Химический метод ДР — это высокопроизводительный инструментальный метод, а соответствующий прибор — стехиограф — полностью компьютеризированная экспериментальная установка, в которой в качестве детектора-анализатора используется АЭС ИСП. Применялась техника полумикро- и микроанализа. Эта часть исcледования текстиля была выполнена под руководством д-ра хим. н. В. В. Малахова (ИК СО РАН). Определение красящих веществ проводилось на высокоэффективном жидкостном хроматографе со спектрофотометрическим и масс-спектрометрическим детекторами Agilent 1100 series LC/MSD. Диодно-матричный детектор хроматографа позволил провести детектирование и запись спектров поглощения во всем интересующем нас диапазоне частот (240–700 нм), а масс-селективный детектор использовался для идентификации пиков анализируемых красителей по их молекулярной массе.

Был также разработан простой и недорогой экспресс-метод качественного анализа красных природных красителей (ализарина, пурпурина, карминовой и кермесовой кислот) на спектрофотометре НР 8453, на котором проводилась регистрация спектров поглощения у растворов в УФ и видимой областях. Практически анализ красителей проводился двумя разными методами. При этом хроматографические данные подтвердили данные спектрофотометрического анализа и дополнили его количественной информацией (см. прил. 2). Эта часть работы была выполнена Г. Г. Балакиной, В. И. Маматюком и В. Г. Васильевым (НИОХ СО РАН).

Для повышения уровня достоверности результатов исследования и сравнения текстиля из рядовых и элитных погребений число объектов исследования было расширено за счет материалов пазырыкской культуры из «царских» курганов, хранящихся в Эрмитаже и ГИМе. Этой цели способствовали детальный анализ и согласование результатов, полученных с помощью различных методов исследования (наряду с исследованиями в НИОХ СО РАН, изучение красителей пазырыкского текстиля из коллекции Эрмитажа было проведено Л. С. Гавриленко).

Основной вопрос, который предстояло решить в ходе междисциплинарного изучения текстиля, — его происхождение. Как показывает опыт многих исследователей древних тканей, вопрос о происхождении тех или иных текстильных фрагментов (а речь, как правило, идет всегда о фрагментах изделий) не решается изучением их технологических особенностей. В технологии изготовления древних тканей существует много общих моментов, которые не позволяют решать вопрос их происхождения однозначно. Из последних работ, в которых всесторонне освещена эта проблема, можно указать исследования Н. И. Шишлиной, О. В. Орфинской и В. П. Голикова текстиля эпохи бронзы Северного Кавказа. Авторы склонны считать, что технология крашения является «ключевой характеристикой изучаемых тканей». Их вывод об импортном происхожении текстиля из погребений майкопской культуры Северного Кавказа следует из технологии его крашения красителями класса танидов, известной в IV тыс. до н. э. только в восточносредиземноморском ареале [Шишлина, Орфинская, Голиков, 2002, с. 259].

Технологические характеристики пазырыкского текстиля включают его в огромный регион бытования (от Средиземноморья до Синьцзяна) тех же традиций. Поэтому только выявление и изучение красителей, используемых для окрашивания древних текстильных изделий, обнаруженных в том или ином регионе, может пролить свет на проблему их происхождения, указать места, где эти текстили были изготовлены. Красители, особенно органического происхождения, имеют довольно ограниченную среду обитания.Их импорт ограничен трудностью использования (поскольку природное красильное сырье — это только полуфабрикат, который еще необходимо довести до состояния красильного раствора), а иногда и невозможностью хранения (пурпур, например). Поэтому определение вида красящих веществ на древнем текстиле приобретает первостепенное значение для решения вопроса о месте его крашения и производства.

Рис. 2. Пазырыкские курганы Укока: Кутургунтас, Ак-Алаха-3, курган 1

В пазырыкских материалах не меньшее значение для решения поставленной задачи имеет и сохранившийся костюм. Он позволяет с этнографическими подробностями воссоздать облик людей, живших в горных долинах Алтая в IV—III вв. до н. э., определить их место среди современников, проследить их дальнейшую судьбу.

⁵ Из письменных источников и археологических находок известно, что целая сфера духовной культуры древних обществ была неразрывно связана с процессами прядения и ткачества. Во многих архаических культурах мир представлялся сотканным богами, а человеческая жизнь — закрепленной в заранее предопределенном узоре (судьбе). Во многих культурах существовали мифы о богинях, которые изобрели ткачество (египетская Нейт), прославились своим умением ткать (Афина), ткали одеяние космических размеров (подобно Прозерпине) и т. п. [Мифы народов мира, 1994, т. 2, с. 471–474; Элиаде, 1999, с. 176–177].

В результате комплексных исследований текстиля была получена важная информация о культурно-исторических связях древнего населения Алтая и Центрально-Азиатского региона в целом, о возможных путях миграции людей, вещей и технологий. До последнего времени мы не представляли, какую роль играл текстиль в этой культуре, в том числе и духовной⁵ . Надо признать, что новые данные вызвали у нас ряд новых вопросов, для решения которых необходимы новые экспедиции, находки и исследования.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments