• Readers
  • Authors
  • Partners
  • Students
  • Libraries
  • Advertising
  • Contacts
  • Language: Русская версия
312

Предисловие

Вид на падь Суцзуктэ. Осень С 2006 г. Южно-Алтайский отряд Института археологии и этнографии СО РАН (ИАЭТ СО РАН) ведет археологические исследования в Северной Монголии. Интерес к этому региону связан с тем, что многие ключевые проблемы древней и средневековой истории могут найти свое решение благодаря новым открытиям в этой, все еще мало исследованной части Центральной Азии. Одна из таких проблем – создание и существование кочевой империи хунну, оставившей заметный след в истории евразийских народов.

О существовании этого объединения степных племен стало известно из письменных китайских источников. Хотя археологическое изучение хунну насчитывает уже более ста лет, материалы, полученные в ходе раскопок, мало коррелируются с письменными данными китайских хроник. Археология хунну на данном этапе исследований находится все еще в стадии накопления и осмысления имеющихся материалов.

В середине 20-х гг. прошлого века российским ученым и путешественником П. К. Козловым был открыт и частично изучен один из наиболее выдающихся погребальных памятников этой культуры – могильник Ноин-Ула, расположенный в ста двадцати километрах от Улан-Батора. Благодаря этим раскопкам и материалам, которые изучаются уже не одним поколением исследователей, хуннская археология совершила настоящий качественный скачок. Особые условия местонахождения могильника – в залесенных горах, около 1500 м над уровнем моря, в суровом климате Северной Монголии – способствовали сохранности многих предметов из органических материалов. Другой причиной консервации органики стал глинисто-щебеночный грунт, в котором выкапывались глубокие (более 18 м) могилы. Благодаря такому стечению обстоятельств, круг археологических источников, который получен в ходе полевых исследований курганов в Ноин-Уле, значительно шире, разнообразнее и информативнее, нежели на других памятниках этой культуры.

Курган № 22. Бусины из кристаллов пирита. Внизу – серебряная накладка на пряжку Эта книга посвящена результатам исследования трех курганов, принадлежащих хуннской знати, расположенных в могильнике Ноин-Ула. Все три погребальных комплекса находятся в пади Суцзуктэ, что нашло отражение в названии монографии.

Материалы первого из раскопанных здесь в 2006 г. Российско-монгольской экспедицией 20-го кургана были опубликованы в 2011 г. [Полосьмак и др. 2011]. Эта книга начинается исследованием Т. И. Юсуповой, посвященным работе экспедиции П. К. Козлова в 1924—1925 гг. в Ноин-Уле [там же, с. 9—47], что позволяет нам не возвращаться к истории изучения этого уникального памятника, а сразу перейти к описанию исследованных нашей экспедицией погребальных комплексов хуннской элиты.

Курганы, о которых пойдет речь в данной работе – № 11, № 22 и № 31 (по нумерации, указанной в плане могильника, составленного в экспедиции П. К. Козлова), были исследованы в ходе работ Российско-монгольской археологической экспедиции, которые продолжались с 2006 по 2013 г. Все материалы, полученные в ходе исследований, были законсервированы и отреставрированы в лабораториях Института археологии и этнографии СО РАН при непосредственном участии реставраторов ФГБУК «ВХНРЦ» им. акад. И. Э. Грабаря: В. Г. Симонова и группы реставраторов по текстилю под руководством Н. П. Синицыной. Вклад реставраторов в дело сохранения уникальных вещей трудно переоценить, по существу они дали им новую жизнь, спасли от окончательного разрушения. Все реставрационные работы проводились за счет российской стороны, а материалов из 22-го кургана – и при поддержке Gerda Henkel Foundation. После проведенных реставрационных и исследовательских работ все коллекции были переданы на хранение в Институт археологии Монголии.

Горы Ноин-Ула, расположенные на границе с Россией, представляют собой живописное место, обладающее удивительно притягательной силой. Когда-то оно вызвало восхищение у П. К. Козлова, который повидал на своем веку немало чудесных пейзажей. Он пишет в официальном письме: «Все три группы курганов расположены в дивной, очаровательной по красоте местности. Кругом курганов лесные скалистые горы, между горами – пади или ущелья с речками, окаймленными древесной и кустарниковой растительностью. Синее небо и яркое солнце дополняют картину» [Козлов, 2003, с. 169]. Спрятанные в лесу, могилы остаются незамеченными даже при современных возможностях космической съемки. Вот такая укромная падь была выбрана крупным объединением хунну для погребений своих вождей, их жен, представителей знати и близких им людей.

Горы в жизни кочевников-скотоводов играли большую роль. Известно, например, как много значили в жизни хунну горы Иншань, «покрытые роскошной травой и густым лесом, изобилующие птицей и зверем. Именно среди этих гор шаньюй Маодунь нашел себе прибежище, здесь он изготавлял луки и стрелы, отсюда совершал набеги, и это был его заповедник для разведения диких птиц и зверей... После того, как сюнну потеряли горы Иньшань, они всегда плачут, когда проходят мимо них» [Бичурин, 1950, с. 93—94].

Похоже, что таким же заповедным местом, родовой территорией были для какой-то части хунну и Ноин-улинские горы. Анализируя отношения древних монголов к горам, А. Головнев писал, что кочевник возвращается к родной горе, как к дому. «По опыту Чингис-хана как бы далеко ни простирались кочевья и завоевания, точкой возврата всегда остается родная гора» [Головнев, 2009, с. 382]. Возврата не только живых, но и мертвых.

Авторы выражают огромную благодарность: художникам В. Е. Ковторову, Н. А. Сутягиной, фотографам М. Власенко и С. И. Зеленскому, коллективу реставраторов ИАЭТ СО РАН: Е. В. Карпеевой, Л. П. Кундо, М. В. Мороз, Г. К. Ревуцкой, О. Л. Швец, Е. В. Шумаковой и коллективу реставраторов ФГБУК «ВХНРЦ» им. акад. И. Э. Грабаря под руководством Н. П. Синицыной, директору института археологии АН Монголии Д. Цэвээндоржу, сотрудникам Н. Эрдэнэ-Очиру, Н. Батболду, а также студентам вузов г. Улан-Батора, к. и. н. А. Н. Чистяковой за выполнение переводов научных статей с китайского языка, водителям Н. И. Портнову, А. Н. Борсукову.

Полевые и междисциплинарные исследования, реставрация и издание результатов стали возможны благодаря грантовой поддержке:

Совместный конкурс СО РАН и МинОкн Монголии:

Проект № 16 «Исследование погребений древних властителей центрально-азиатских степей (раскопки ноин-улинских курганов Северной Монголии)». 2010—2011 гг.

Проект № 12 «Реставрация и исследование археологических материалов

из 22-го ноин-улинского кургана» 2012—2013 гг.

РФФИ

№ 06-06-80069а «Междисциплинарное исследование археологических материалов из могил хунну Северной Монголии (Ноин-Ула)», 2006—2008 гг.

№ 11-06-12001 офи-м «Система жизнеобеспечения кочевников Центральной Азии (империя хунну) и ее влияние на Китай эпохи Хань». 2010—2012 гг.

№ 13-06-12026 офи-м «Древние технологии на Шелковом пути (по итогам междисциплинарных исследований материалов I в. до н. э.—I в. н. э. из погребальных комплексов хунну)» . 2013—2015 гг. (И)

РГНФ

№ 08-01-92075 е/G, «Раскопки кургана хунну в горах Ноин-Ула». 2008 г.

№ 11-21-03559 e/Mon «Раскопки двенадцатого ноин-улинского кургана в Северной Монголии». 2011 г.

№ 11-01-16148Д «Издание коллективной монографии «Двадцатый ноин-улинский курган» 2012 г.

№ 12-21-03554 е/m «Раскопки курганов хунну в горах Ноин-Ула (Северная Монголия)», 2012 г.

«Gerda Henkel Foundation» – исследование 31-го ноин-улинского кургана, 2009, Реставрация и изучение находок из 22-го ноин-улинского кургана, 2012.

Like the article? Share it with your friends

Subscribe to our weekly newsletter

comments powered by HyperComments