• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
569
Что может быть приятнее для глаза, чем торжество справедливости
Биология
Наказание преступника в Китае в конце XVIII в. Худ. У. Александр. Рис. из кн.: «The Costum of China» (1805)

Что может быть приятнее для глаза, чем торжество справедливости

Нужно признать: мы, люди, испытываем определенное удовольствие, наблюдая за наказанием тех, кого считаем плохими. Изучая эволюционные аспекты подобного поведения, ученые из международного исследовательского коллектива под эгидой Института человеческой когнитологии и науки о мозге Общества научных исследований Макса Планка (Германия) поставили несколько любопытных и поучительных экспериментов с участием детей и шимпанзе.

Одна из нерешенных загадок эволюции – каким образом в человеческом обществе возник феномен сотрудничества между его членами? Вероятно, одним из важных механизмов его формирования послужила практика наказания членов группы, отличающихся антисоциальным поведением. Похоже, на поведение, связанное с сотрудничеством либо с наказанием, непосредственно влияет эмпатический, т.е. связанный с сопереживанием, эмоциональный опыт. Вид страдающего человека обычно вызывает негативные эмоции и желание помочь, но если жертва страданий имеет плохую репутацию, то эмоции окрашиваются скорее позитивно. Последнее выражается в ощущении «справедливости» происходящего.

Ученые провели эксперименты, которые должны были дать ответ на вопрос, когда такая мотивация формируется в онтогенезе (индивидуальном развитии) человека. Другими словами, с какого возраста ребенок способен радоваться тому, что его обидчика наказывают. В аналогичных экспериментах приняли участие и несколько взрослых шимпанзе из зоопарка.

В серии этих экспериментов исследователь-человек в процессе общения с обезьяной либо кормил ее, либо только дразнил пищей, не давая ее, чем животные были, естественно, недовольны. Затем в помещение входил второй экспериментатор, уже с палкой, и притворялся, что бьет первого. В течение некоторого времени шимпанзе мог наблюдать за происходящим, а затем оба человека уходили в соседнюю комнату, где продолжали действие.

Если обезьяна хотела и дальше смотреть на экзекуцию, она должна была приложить немалые физические усилия, открыв тяжелую дверь в помещение, где разыгрывалась сцена наказания (животные предварительно были ознакомлены с размещением комнат). Исследователи обнаружили, что примерно половина шимпанзе настойчиво стремилась прорваться в соседнюю комнату в случае, если наказываемый был «плохим». При этом животные реже проявляли интерес к продолжению просмотра наказания, если били «правильного» человека.

В другом эксперименте обезьяны могли только наблюдать за описанным выше спектаклем, и в этом случае они одинаково реагировали как на «хорошее», так и на «плохое» поведение человека. Поэтому пока трудно с уверенностью сказать, что животные испытывают положительные эмоции от наблюдения за наказанием «обидчика»: внешние признаки, (например, издаваемые звуки) дают неоднозначную информацию.

В серии экспериментов с детьми в возрасте 4-6 лет использовалось кукольное представление, по ходу которого кукла показывала ребенку его любимую домашнюю игрушку. Когда ребенок начинал тянуться за ней, кукла либо отдавала ее, либо забирала назад. После этого появлялась вторая кукла и начинала бить первую. Вскоре занавес закрывался, и если ребенок хотел увидеть продолжение, он должен был заплатить специальными игровыми «деньгами».

Выяснилось, что шестилетние дети были готовы заплатить, чтобы продолжать наблюдать, как наказывают «плохую» куклу, испытывая при этом сложную смесь положительных и отрицательных эмоций, что-то вроде злорадства. Дети младше шести неохотно расставались с «деньгами» и проявляли меньше эмоций при любом развитии событий, что ученые объясняют тем, что дети такого возраста еще не вполне понимают происходящее.

На самом деле это не первые исследования, в которых показано, что именно шестилетние дети могут испытывать подобные эмоции и сами практиковать такое поведение. Можно предположить, что именно шестилетний возраст является критическим моментом развития для человека, когда ребенок становится готовым чем-то пожертвовать ради «торжества справедливости».

Фото: https://commons.wikimedia.org

Подготовила Мария Перепечаева

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments