• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
9105
Раздел: Биология
И даман поманил за собой

И даман поманил за собой

Эти забавные неуклюжие зверьки размером с домашнюю кошку больше всего напоминают откормленных короткоухих кроликов или хорошо упитанных бесхвостых сурков, недаром второе «имя» даманов – жиряки. Однако никакого отношения к грызунам или зайцеобразным они не имеют: ближайшими родственниками даманов среди современных обитателей планеты являются самые большие сухопутные животные – слоны – и ведущие водный образ жизни сирены

В ноябре 2014 г. мне довелось побывать в заповеднике Эйн-Геди в Иудейской пустыне. Его название переводится как «источник козленка», и в тексте книги Самуила – восьмой книге еврейской канонической библии, действительно упоминаются горные козлики («серны»), в компании которых будущий великий царь Давид укрывался со своим войском от гнева царя Сеула. Сейчас в этом оазисе обитают нубийские горные козлы (Capra nubiana).

Название оазиса, заповедника и национального парка Эйн-Геди, расположенного в Иудейской пустыне, переводится как «источник козленка». Сегодня здесь действительно обитают нубийские горные козлы, к которым можно подойти довольно близко. Эйн-Геди. Тристрамов длиннохвостый скворец – легендарный нескромный хранитель тайн царя Соломона; справа – нубийский горный козел. Эйн-Геди, Израиль, 2014 г.

Территория заповедника охватывает долины двух ручьев, стекающих к Мертвому морю: Давида на севере и Аругот на юге, и путника встречают красивейшие водопады и пещеры в мягком известняке скал, каждая из которых хранит свои древние тайны. По преданию, в одну из этих пещер Сеул зашел «для нужды», не ведая, что в глубине ее сидит Давид со своими воинами. Великодушный Давид отхватил мечом край одежды Сеула, но пощадил своего врага и повелителя.

Возможно, эти легенды хранит в своей памяти тристрамов длиннохвостый скворец (Onychognathus tristramii), названный по имени его первооткрывателя, английского священника, орнитолога и путешественника Г. Б. Тристрама (1822—1906). Но нам эта птичка уже ничего не расскажет, а только мелодично просвистит свое «вии-ооуу-иии». Существует легенда, будто когда-то скворец был ярко-оранжевый. Он сидел на окне Соломона и слышал все, о чем говорил царь. Соломону очень нравилась яркая птичка, и он часто угощал ее чем-нибудь вкусным. Но однажды птица разболтала одну из его самых сокровенных тайн, и когда она вновь прилетела к нему, царь запустил в нее чернильницей. Юркий скворец успел прижать к себе крылья, но чернила окрасили все его тело, кроме самых краешков крыльев.

Ручьи Давида и Аругот не пересыхают в течение всего года, и в оазисе благоденствуют множество видов растений. Берега ручьев покрывают заросли высокого тростника, у самой воды растут папирус и олеандр. А вот пустынная акация произрастает прямо на голых камнях, да и фисташковое и рожковое деревья являют образец стойкости и выносливости.

Настало время рассказать и о самых удивительных и симпатичных обитателях оазиса. Это широко распространенные в Африке и на Среднем Востоке капские даманы (Procavia capensis), которых в Израиле называют скальными кроликами (на иврите звучит как «шифан села»). Сходство с кроликами (а также с сурками и морскими свинками) у этих животных поверхностное. Даманы – это единственное семейство монотипного отряда Hyracoidea, включающегося в себя всего три рода, и они являются близкими родственниками современных слонов. Точнее сказать, согласно последним молекулярно-генетическим исследованиям даманы входят в один надотряд афротериев (Afrotheria) вместе с хоботными, трубкозубыми и сиренами, а также с еще двумя ныне живущими и двумя вымершими отрядами (Bininda-Emonds et al., 2007).

И слоны, и трубкозубы, и даманы относятся к так называемым «примитивным копытным». Названы они так потому, что их когти со временем расплющились и превратились в ногти, но не стали копытами. На передних лапках даманов мы видим именно такие своеобразные плоские ногти-копытца. Заметим, что в отличие от пятипалых слонов даманы могут похвастаться четырьмя такими оригинальными «пальцами» на передних конечностях и тремя – на задних. Один из этих трех пальцев (внутренний) несет длинный изогнутый ноготь, который служит для расчесывания меха.

Чтобы уж покончить с ногами дамана, скажу, что подошвы у него голые и покрыты толстым резиноподобным эпидермисом; на их поверхности открываются многочисленные протоки желез, подобных потовым, которые постоянно увлажняют кожу. Центральная часть свода каждой стопы может подниматься особыми мышцами, создавая подобие присоски, а влажная кожа способствует более сильному присасыванию. Благодаря такому приспособлению даманы могут с большой ловкостью и быстротой лазить по отвесным скалам и стволам деревьев и даже спускаться с них вниз головой.

Ноги даманов с их плоскими ногтями-копытцами очень напоминают ноги слона, только маленькие. Рядом с пещерами в мягком известняке – следы пребывания даманов в виде щедро рассыпанных экскрементов. Эйн-Геди, Израиль, 2014 г.

А еще у взрослых даманов обоего пола на спине есть большая пахучая железа, окруженная подвижными волосками другой фактуры и цвета, которая обнажается при волнении зверька. Зоологи сходятся во мнении, что эта железа не играет особой роли в территориальном поведении, но отлично демонстрирует степень возбуждения зверька его сородичам.

Морда дамана начинается с его «бивней» – оригинальной формы резцов, которые и являются одним из самых ярких признаков, роднящих дамана со слоном. Да и на его раздвоенной мордочке легко себе представить хоботок. Как и слоновые, «бивни» дамана растут всю жизнь и имеют полые конусообразные корни. Клыков у взрослых даманов нет, опять-таки, как и у слонов, но у эмбрионов они присутствуют. На этом сходство зубной системы этих удивительных родственников кончается: боковые зубы у них совершенно различны. Торчащие «бивни» можно заметить лишь у самцов даманов: они помогают зверьку отбиваться от хищников, при этом придавая ему любопытное и постоянно удивленное выражение.

…Вот такой зверек и вышел ко мне на тропу и тихо поманил за собой. Затаив дыхание, не разбирая дороги и стараясь не шуметь, я вскарабкалась за своим пушистым проводником в расположение колонии. Ни один из охранников не свистнул своим, не подал сигнала скрываться – ведь меня привел сородич!

Долго я наблюдала за обитателями скал и вслушивалась в их тихие «разговоры». Вот одна самочка позвала другую сверху, и в ответ на призыв ее приятельница неспешно лезет по сухим стеблям, время от времени перекликаясь с остальными. Может быть, зверьки радовались солнышку и обменивались впечатлениями о проведенной холодной ночи: у даманов плохо с терморегуляцией, и они вынуждены согревать друг друга, ночуя плотной группой. На ярком солнце они об этих невзгодах забывают, тихо кормятся, переговариваются, расчесывают мех. Однако жизнь на ярком свету полна опасностей, поэтому большую часть суток даманы проводят в укрытиях. Крупные боковые зубы и некоторые особенности пищеварения помогают им откусывать и переваривать большие и довольно грубые части растений, быстро насыщаясь и компенсируя недолгие периоды дневной активности.

Поодиночке зверьки охотно позировали и подпускали довольно близко, но вот группу сфотографировать не удалось: только нацелишься объективом, как они расходятся в разные стороны. Вроде бы и не спеша – к даманам никак не подходят слова «юркнуть», «брызнуть в разные стороны». Но на всех моих снимках портреты только индивидуальные, групповых нет.

Стоит сказать еще об одной особенности общественной жизни даманов. У тех подвидов, которые живут группами, в сообществе преобладают самочки. Самцы строго территориальны и очень агрессивны по отношению к другим самцам. Холостяков изгоняют из группы, часто обрекая их тем самым на смерть от хищников (увы, зверьков не спасают даже «поляризационные фильтры» — оригинальное приспособление, позволяющее даманам замечать атаку с воздуха на ярком солнце). Социальную структуру даманов нельзя назвать гаремом, так как самки кочуют довольно широко. Думаю, что на просьбу «показать личико» откликалась именно прекрасная половина населения.

Надо сказать, что это свидание было не первым моим знакомством с даманом. В 2011 г. мне удалось сфотографировать пару даманов в «заповеднике пингвинов» – бухте на внутреннем побережье Капского полуострова, недалеко от мыса Доброй Надежды. Эту встречу я считала своей удачей. Скорее всего, зверьки на снимках, сделанных в Африке и в Израиле, принадлежат к разным подвидам. Кстати сказать, систематика даманов была недавно пересмотрена: к 2013 г. 11 ранее выделенных видов объединили в четыре новых, при этом сегодня зоологи насчитывают около 50-ти подвидов.

У даманов из Капской бухты особенно хорошо видны торчащие «бивни» – оригинальной формы резцы, роднящие их со слонами. Мыс Доброй Надежды, 2011 г.

Всю меру своего везения в Эйн-Геди мне пришлось оценить месяц спустя, когда я приехала в заповедник еще раз и уверенно пошла по знакомой тропе. Следов пребывания групп в виде щедро рассыпанных экскрементов можно было увидеть сколько угодно (кстати, окаменевшие экскременты дамана, известные как «золотой камень», используют в косметике). А вот сами зверьки мелькнули поодиночке лишь издали, и воспоминание о том, как они пригласили меня в гости, осталось в памяти волшебным сном, чем-то сродни посещению подземных жителей для героя известной сказки А. Погорельского «Черная курица».

В публикации использованы фото автора

Статья подготовлена при поддержке Российского научного фонда (грант 14-14-00603)

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments