• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
306
История с участием «тифозной Мэри»
Медицина

История с участием «тифозной Мэри»

Мэри приехала в США из Ирландии и зарабатывала на жизнь, работая кухаркой. 4 августа 1906 г. она устроилась в семью нью-йоркского банкира Чарльза Генри Уоррена. И случилось поразительное: при отсутствии в городе эпидемии тифа с 27 августа по 3 сентября в семье заболели сразу 11 человек. Вскоре выяснилось, что за последние восемь лет Мэри восемь раз меняла работодателей и увольнялась сразу, как только в семьях заболевали тифом. Ее изолировали, но после жалоб Мэри в прессу на несправедливое заточение с нее сняли ограничения при условии добровольного отказа от профессий, связанных с кулинарией. Мэри согласилась и исчезла. Чтобы в 1915 г. «дебютировать» как причина новой эпидемии тифа в одном из роддомов, где она только среди персонала заразила 25 человек. В итоге ее вернули обратно, практически в заточение, где она и провела остаток жизни. Все это привело к ужесточению мониторинга заболеваний тифом и системности в наблюдениях. Мэри умерла в 1938 г. – к этому году в США было найдено и заключено под принудительную опеку 237 скрытых носителей тифа

Вы думаете, что брюшной тиф, от которого в прошлом веке, возможно, умер и кто-то из ваших родственников, канул в лету, как оспа? Ничего подобного: и в наши дни эта болезнь собирает свою скорбную дань. Ежегодно в мире около 27 млн человек заболевают брюшным тифом, и 200 тыс. из них умирают.

Возбудители этой болезни – бактерии сальмонеллы, близкие родственники кишечной палочки. Среди вида Salmonella enterica, поражающего теплокровных, выделяют 2.5 тыс. разновидностей, большинство из которых, попав в организм человека, вызывает похожие симптомы и последствия, объединенные под общим названием – брюшной тиф.

Эта болезнь известна со времен античности. По мнению ученых, именно она прервала череду завоеваний Александра Македонского. А знаменитая «чума» Афин, возбудителями которой, по данным палеогенетики, были тифозные бациллы, унесла жизнь каждого четвертого горожанина и стала одной из возможных причин заката эллинской цивилизации

История борьбы с брюшным тифом богата печальными и курьезными событиями, нелепыми заблуждениями и взлетами человеческой мысли. Первое научное описание симптомов болезни дали римские врачи, современники многочисленных походов римских легионов. Но достижения античности в понимании болезни ушли в небытие вместе с эпохой: средневековая медицина практически ничего не привнесла в борьбу с тифом, который на долгое время смешался с десятком других, похожих по симптомам заболеваний.

Только в Новое время болезнь вновь привлекла внимание серьезной науки. К концу XIX в. про тиф знали практически все, кроме главного: что это такое? Ответ на этот вопрос дала немецкая школа микробиологов знаменитого Роберта Коха: в 1884 г. был выделен возбудитель и созданы первые вакцины на основе убитых бактерий.

Но ученые по-прежнему были далеки от полного понимания механизма возникновения болезни. Подтверждением служит история знаменитой «тифозной Мэри», которая, являясь настоящим живым «резервуаром» инфекции, как и еще десятки скрытых носителей тифа, на протяжении многих лет была причиной «локальных» эпидемий и умерла в изоляции под принудительной опекой.

Почему? Да потому что до начала эры антибиотиков в середине XX в. эффективного лекарства против этой болезни не существовало. Но и с открытием антибиотиков история брюшного тифа не закончилась. Как и у многих других инфекционных агентов, у его возбудителя начала очень быстро формироваться лекарственная устойчивость. И в наши дни, спустя 70 лет от начала эры терапии антибиотиками, мы вынуждены использовать новые препараты: фторхинолоны второго и цефалоспорины третьего поколений. Но и такое лечение часто оказывается неэффективным, например, у пациентов с желчнокаменной болезнью, у которых сальмонеллы участвуют в формировании биопленки – микробного сообщества, члены которого приобретают невосприимчивость к разным видам лечения.

Как и десятилетия назад, единственным реальным средством уберечься от брюшного тифа сегодня является вакцинирование. Современные вакцины, основанные на живых бактериях, вызывают больший иммунный ответ. В 1983 г. был выведен ослабленный штамм с измененными генами, ответственными за выработку полисахарида, с помощью которого бактерии тифа инкапсулируются в неблагоприятных условиях, обеспечивая себе выживание в организме пациента. Такая вакцина доказала свою эффективность и была лицензирована в 56 странах Азии, Африки, США и Европы. И это практически единственный положительный результат тысячелетнего противостояния человеческой цивилизации и брюшного тифа. Которое, по мнению ВОЗ, пока далеко от своего завершения.

Подробнее об этом читайте в статье популярного блогера Михаила Глухарева «Брюшной тиф – зловещий спутник человечества» в журнале «НАУКА из первых рук», 2019, № 3(83)

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!