• Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
767
К 300-летию Российской академии наук. Академик М. В. Ломоносов: «Наука есть просвещение разума»
История
Главное здание Академии наук на Васильевском острове в Санкт-Петербурге. Гравюра Хр. Вортмана (СПб., 1741). Российская национальная библиотека. По: (Копанева, 2011)

К 300-летию Российской академии наук. Академик М. В. Ломоносов: «Наука есть просвещение разума»

8 февраля 2024 г. исполняется 300 лет со дня официального учреждения российской Академии наук. По словам академика Л.В. Милова, «Петр I заставил российское дворянство учиться. И это его величайшее достижение». Но функции самой Академии были шире: первый российский академик М.В. Ломоносов – родом из крестьян! – рассматривал ее как «государственное и полезное учреждение», которое не «токмо сама себя учеными людьми могла довольствовать, но размножать оных и распространять по всему государству»

Триста лет назад, 28 января (8 февраля по новому стилю) 1724 г. Петр I издал указ об учреждении Академии наук и художеств в Санкт-Петербурге. Ее проект, одобренный правительствующим Сенатом, был доработан самим императором, с юных лет проявлявшим интерес к наукам. Отличительные особенности нового академического учреждения – мультидисциплинарность, возможность работать на огромной, практически неизученной территории и, что немаловажно, твердый государственный бюджет – привлекли в Российскую империю лучшие умы Европы, так что иностранцы стали ее первыми академиками.

Академия была любимым детищем Петра Великого, который, однако, скончался год спустя, день в день ее образования. Что касается самой Академии, то укоренение академических идей на российской почве шло не слишком гладко, в первую очередь из-за отступления от основных принципов, заложенных ее основателем, непрофессионального управления и самовластия бюрократического аппарата.

Первый русский академик и выдающийся ученый Василий Михайлович Ломоносов в 1755–1764 гг. подготовил целый ряд записок, «репортов» и проектов по «приведению Академии наук в доброе состояние». Человек высокой гражданской ответственности, он не мог спокойно наблюдать, как самые нужные академические департаменты «лежат бесполезны, в плачевном состоянии», а «жалованье и другие расходы из казны тратятся напрасно».

Портрет М. В. Ломоносова. Худ. Л. С. Миропольский. 1787 г. Масло, холст. МАЭ РАНРазвитие и распространение российской науки – для этого ученый, оставляя тишину лаборатории, составлял многочисленные проекты преобразования Академии, включавшие предложения по реформированию ее структуры и устава, боролся с чиновниками, подвергая себя унижениям просителя перед сильными мира сего. Чтобы «пресечь» причины, повлекшие к упадку Академии, Ломо¬носов предлагал не допускать «властвовать над науками людям мало ученым, которые, однако, хотят, чтоб их за ученых почитали», а при составлении регламента предлагал «иметь перед глазами в качестве превосходных примеров уставы заграничных академий, уже много лет процветающих: тем, что в них есть хорошего и плодотворного, воспользоваться, а то, что не согласуется с остальными установлениями Российской империи, исключить».

Сам реформатор был родом из крестьян «Архангелогородской губернии Двинского уезда дворцовой Куростровской деревни». В возрасте 19 лет Михайло Ломоносов отправился вместе с рыбным обозом из Холмогор в Москву, начав свою блестящую научную карьеру в Славяно-греко-латинской академии, откуда брали учеников в Академию, а в 34 года уже был профессором по кафедре химии. По сути, молодой академик был настоящим энциклопедистом, «универсальным гением» – не только химиком, но и физиком, геологом, астрономом и историографом.

Ломоносов был и выдающимся приборостроителем: среди его изобретений – горизонтоскоп, новые конструкции камеры-обскуры, микроскопов, звездного фотометра, рефрактора и многих других приборов. Благодаря Ломоносову в России в 1748 г. появилась и первая научная химическая лаборатория. Будучи уверен, что один опыт выше, «чем тысяча мнений, рожденных только воображением», он потратил на борьбу за ее создание шесть лет.

В этой лаборатории Ломоносов проработал до 1757 г., проведя в ней более 4 тыс. опытов по химии и технологии силикатов, обжигу металлов и др. Здесь же он прочитал первый в мире курс по физической химии студентам академического университета. До наших дней лаборатория, к сожалению, не сохранилась, но в Музее М. В. Ломоносова существует ее точный макет, в котором воссоздан ее внешний и внутренний облик.

Макет Химической лаборатории М. В. Ломоносова. Музей М. В. Ломоносова МАЭ РАН. По: (Хартанович, 2011)

И во всех своих начинаниях академик Ломоносов до последних дней действовал как человек с государственным мышлением. Ярким примером тому служит одно из последних сочинений, где он обосновал возможность и необходимость освоения северного морского хода «к восточным народам». Уверенный, что «Северный океан есть пространное поле, где... усугубиться может российская слава», он дал практические рекомендации по организации экспедиции по поиску «проходу Сибирским океаном в Восточную Индию». Свой фундаментальный труд Ломоносов основывал на уже имевшемся международном и отечественном опыте мореплавания в северных морях, на собственных научных изысканиях и на личном опыте плаваний по Белому морю.

К рукописи М. В. Ломоносова «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» была приложена карта океана вокруг Северного полюса, составленная самим автором. Российская национальная библиотека (Санкт-Петербург). По: (Копанева, 2011)

К сожалению, судьба этой рукописи Ломоносова, как и многих других его трудов, включая «записки» по реформации Академии, была драматичной. О ней просто забыли. Впервые это сочинение было издано по копии, хранящейся в Адмиралтейств-коллегии, в 1847 г. – через 82 года после смерти автора!

Остались невыполненными и все предложения первого российского академика о том, что Академия должна содержаться исключительно на казенный счет и не быть отягощена заботами и работой, направленной на получение «барышей», ведь это все отвлекает академиков от их истинных задач.

Истинный патриот, Ломоносов был уверен, что для развития науки в России и для просвещения Отечества необходимо воспитывать собственных ученых, своих специалистов, своих образованных людей. И тогда, мечтал Ломоносов, «расширенная и оснащенная… Академия наук будет таковою не только по названию, но и по знаменитым делам своим и по истинной пользе, приносимой государству, и приобретет заслуженную известность во всем мире во славу Российской империи».

Публикации по теме:

Михаил Васильевич Ломоносов: «к приумножению пользы и славы Отечества»

Один опыт выше тысячи мнений

Михаил Васильевич Ломоносов: «Северный океан есть пространное поле, где... усугубиться может российская слава»

Наука и Сибирь: от Петра I до века 21-го

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!