• Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
3128
Кочевая империя хунну: мальчики-воины и женщины при власти
Археология
Хунну. Хэнаньский музей в Чжэнчжоу (КНР). Public Domain Dedication

Кочевая империя хунну: мальчики-воины и женщины при власти

Первая кочевая империя в истории Центральной Азии возникла в монгольских степях за полторы тысячи лет до появления там монголов. Ее создателями были хунну, или гунну, –легендарный скотоводческий народ, о котором и сегодня известно гораздо меньше, чем о его соседях. Закрыть эту «брешь» в историческом знании сегодня помогают археологические находки совместно с анализом древней ДНК из антропологических останков

Хунну были одной из самых могущественных политических сил Азии в течение нескольких веков на рубеже нашей эры. Их влияние охватывало земли от Китая до Египта и Рима и было настолько велико, что именно для защиты от нападений хунну во времена правления династии Цинь была построена Великая Китайская стена.

Основным занятием кочевников хунну было животноводство, в том числе коневодство, что способствовало развитию у них мастерства конного боя. В отличие от своих соседей, хунну, по-видимому, не имели письменности: все дошедшие до наших дней записи были оставлены в основном китайскими летописцами. Но древние китайские летописи о многом умалчивают: в них практически нет сведений ни о происхождении, ни о политическом устройстве и социальной организации этого кочевого народа.

С начала XX в., когда в Северной Монголии были впервые обнаружены богатейшие захоронения хуннской знати, мир узнал о них намного больше. Из погребальных курганов были извлечены остатки войлочных ковров, вышитых шерстяных и шелковых тканей, золотые и серебряные украшения, конская упряжь, лаковая посуда… Все эти предметы роскоши, подавляющее большинство которых было изготовлено далеко от монгольских степей, давали наглядное представление не только о жизни хунну, но и об их связях, в том числе торговых, с другими древними цивилизациями. И в первую очередь китайской: известно, что хотя это соседнее государство и было основной «мишенью» хунну, кочевая империя в период своего расцвета была связана с империей Хань договором «мира и родства».

Из погребальной камеры 20-го кургана Ноин-Улинского могильника хунну, расположенной на глубине 18 м, были извлечены многочисленные предметы, сопровождавшие умершего в загробный мир. Среди них – украшения из золота и бирюзы, остатки шелковых и шерстяных одежд. Северная Монголия, горы Ноин-Ула, 2006 г. По: (Полосьмак, 2009)

Недавно к исследованиям хунну подключились палеогенетики. Благодаря исследованию древней ДНК из антропологических останков (к сожалению, крайне малочисленных из-за осквернения могил) удалось узнать, что эти кочевники отличались большим генетическим разнообразием, и в какой-то мере проследить историю становления хунну как политического образования. Но в итоге вопросов осталось больше, чем ответов.

Чтобы лучше понять внутреннее устройство империи хунну, большая группа исследователей из Института эволюционной антропологии и геоантропологии им. Макса Планка (Германия), Сеульского национального университета (Южная Корея) и Мичиганского и Гарвардского университетов (США) провели генетическое исследование останков хунну, извлеченных из двух могильников, где были захоронены представители высшей знати хунну. Они хотели получить ответ на главный вопрос: было ли высокое генетическое разнообразие хунну следствием естественной изменчивости в местных сообществах или оно появилось благодаря перемешиванию однородных локальных группировок в процессе построения многонациональной империи?

Судя по полученным результатам, общее генетическое разнообразие у элиты хунну было лишь немногим ниже, чем в целом у всего этого народа. При этом в родословной знати оказалось больше восточно-евразийских предков, т.е. высоким статусом в обществе и властью обладали лишь определенные группы хунну. При этом члены знатных семей, похоже, часто вступали в брак с представителями сообществ, лишь недавно вошедших в состав империи, укрепляя новые связи с помощью родства.

Хунну. Свадебная церемония. Хэнаньский музей в Чжэнчжоу (КНР). Public Domain Dedication

Самое же высокое генетическое разнообразие было обнаружено у слуг, захороненных вместе с господами, т.е. у людей с самым низким социальным статусом. И это дает основания предположить, что они были родом из отдаленных частей империи хунну или даже областей, лежащих за ее пределами.

Второе важное открытие – среди погребений знати хунну оказалось неожиданно много женских. Для представительниц прекрасного пола строились монументальные гробницы, а гробы украшались золотыми символами солнца и луны – знаками имперской власти хунну. Каждое женское захоронение было окружено простыми могилами мужчин-простолюдинов.

Весь погребальный инвентарь (позолоченные предметы, стеклянные и фаянсовые бусы, китайские зеркала, шелковые одежды и т.п.) погребений женщин указывал на большую власть и немалое влияние, которыми они обладали. Эти находки дополнили уже имеющиеся свидетельства, что женщины у хунну играли видную политическую роль, способствуя расширению империи и интеграции новых территорий.

С помощью палеогенетического анализа удалось также установить возраст, в котором мальчики-хунну начинали играть социальные роли охотника и воина: мальчиков в возрасте 11–12 лет хоронили уже вместе с луком и стрелами, как и взрослых мужчин.

Империя хунну распалась в конце I века н.э., оставив после себя социальное и культурное наследие. Например, начатая хунну традиция знатных принцесс, играющих решающую роль в политической и экономической жизни периферийных регионов империй, продолжилась в Монгольской империи. Так что хотя кочевые империи считаются «хрупкими» и недолговечными, их традиции живут долго – иногда много дольше их самих.

По материалам пресс-релиза Института эволюционной антропологии им. Макса Планка (Германия)

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!