• Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
936
ЛЮБОВЬ ПО-СИБИРСКИ. По следам Великой Северной экспедиции
Этнография

ЛЮБОВЬ ПО-СИБИРСКИ. По следам Великой Северной экспедиции

Выдающийся исследователь Сибири, академик Герард Фридрих Миллер во время своих десятилетних странствий в составе академического отряда Второй Камчатской экспедиции собрал уникальный материал по истории, языкам, общественным отношениям, материальной и духовной культуре всех сибирских народов. При этом в сфере общественных отношений аборигенного населения самое пристальное внимание он уделял вопросам брака и семьи. Его интересовало все аспекты отношений в этой сфере, включая такие, о которых этнографы обычно умалчивают, к примеру, касательно «позитуры, как муж с женою спит»

Свои представления относительно отношений между мужчиной женщиной, браке и семье у аборигенного населения Сибири Г. Ф. Миллер изложил в фундаментальном этнографическом труде «Описание сибирских народов», который был обнаружен в архивах лишь в 1939 г., а на русском языке издан только спустя 70 лет. Рассказывая об интимных отношениях, первой брачной ночи и других «потаенных обстоятельств брака», он нередко отмечал, что приводить подобные сведения требует наука, для которой слова «стыдно» не должно существовать.

Получая информацию буквально «из первых рук», непосредственно от местных жителей, Миллер сделал ряд важных открытий в этой области. Примером может служить брачный обычай левирата («закона Левитова»), согласно которому у сибирских народов вдова во втором браке обычно становилась женой своего ближайшего родственника. Миллер был уверен, что этот патриархально-родовой обычай, согласующийся с мусульманскими традициями, возник из правила, общего для всего Востока уже в библейские времена. По мнению ученого, «эти народы напрасно обвиняют в мерзости кровосмешений. Они говорят, что смерть прекращает родство и на вдову нужно смотреть так, как если бы она принадлежала опять к своему прежнему роду».

В противовес европейским исследователям Миллер вполне одобрительно относился и к многоженству, не считая нужным противопоставлять христианские ценности другой культуре и морали: «Прежде всего, есть основополагающий принцип, что не только у народов, исповедующих магометанскую религию, но и у тех, кто исповедуют религию тангутскую, а также у всех язычников разрешается одновременно иметь в браке более одной жены. Но все же с той разницей, что в соответствии с магометанской религией число жен не может превышать четырех, и за этот предел по закону переходить не полагается, а у других народов это число остается неопределенным. Тем не менее ни у одного народа число жен обычно не доходит до четырех. Ибо иметь две или три жены – это уже является признаком очень богатого человека».

В своем труде Миллер приводит много интересных фактов о выборе невесты, калыме, времени и продолжительности помолвки, отмечая, что у всех народов условием действительного брака служило достижение половой зрелости, хотя он мог заключаться еще до рождения самих брачующихся. При этом главным качеством жены считалось умение вести домашнее хозяйство и сноровка в работе, а не «красота», которая была хоть и важным, но второстепенным фактором. При этом он почти ничего не говорит о критериях женской красоты у разных народов, исключая якутов, для которых наиболее важными показателями считались большая грудь и толстыми бедра.

Слева – чукотские женщины. Kracheninnikow S. Voyage en Siberie: La description du Kamtchatka T. II. Paris, 1768. Справа – камчадалка в нарядной одежде. Рис. второй половины XVIII в. Георги И. Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов. СПб, 1799

В целом браки по любви среди сибирских аборигенов были достаточно редким явлением, а нормы морали, связанные с сексуальными отношениями и понятиями о стыде, согласно Миллеру, сильно различались и находились в прямой зависимости от степени цивилизованности народа. Образцом «дикости» для него были чукчи, у которых был обычай приглашать гостей и даже русских пленных к плотской связи с женой или дочерями хозяина, при этом отказ рассматривался как оскорбление и показатель недобрых намерений.

Что касается «женского вопроса» в аборигенном обществе, то в целом картина представлялась Миллеру далекой от идиллической. Основной вывод, который он сделал, придется не по вкусу не только заядлым феминисткам, но и большинству наших современников: во внутрисемейных отношениях женщина повсеместно занимала униженное положение: «В сущности, у всех сибирских народов нет большого различия между рабыней и женой. Муж – господин, а жена – служанка».

У бурят, к примеру, недовольному мужу было «дозволено переломать ей руки и ноги без того, чтобы она могла защищать перед ним свои права». Муж, уличивший жену в нарушении супружеской верности с посторонним мужчиной, мог перевести ее в разряд рабынь, при этом связь с братьями мужа и другими ближайшими родственниками рассматривалась скорее как шалость, не заслуживающая очень строгого наказания.

Отмечая подчиненное положение женщины у аборигенных народов, Миллер резонно заключает, что вследствие этого у них «отмечается мало семейных раздоров, если только эти раздоры не вызываются ревностью. <…> Ожидать от женщины непослушания и противодействия мужчине не приходится, так как женщина еще не осознала в себе сил, данных природой, которые у цивилизованных народов быстро вырвали ее из рабства. Однако у женщин есть и другие недостатки, которые могут досадить мужчине и нарушить приятность брака, а иногда и вовсе ее уничтожить и разорвать супружеские узы.

Сюда, прежде всего, относится любовное распутство <…> Правда, этот порок у сибирских народов не особенно распространен, ибо у них отсутствует много причин, которые у нас влекут за собой пресыщение и разврат. Но и здесь человеческая природа не полностью свободна от недостатков, которым иногда и повинуются».

Подробнее на https://scfh.ru/papers/problemy-braka-i-semi-u-narodov-sibiri/

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!