• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
5806
Под прицелом у энцефалита

Под прицелом у энцефалита

Клещевой энцефалит – одна из наиболее опасных инфекций, переносимых иксодовыми клещами. Это заболевание известно с 1930-х гг., со времени интенсивного освоения Дальнего Востока. Врачи, работавшие в то время в Приморском крае, стали регулярно сообщать о неизвестной тяжелой болезни, сначала считавшейся новой разновидностью тяжелого гриппа (он так и назывался – «токсический грипп»). Сопровождавшееся резким повышением температуры, заболевание часто приводило к параличам и даже гибели больных. 

Клещевой энцефалит – одна из наиболее опасных инфекций, переносимых иксодовыми клещами. Это заболевание известно с 1930-х гг., со времени интенсивного освоения Дальнего Востока. Врачи, работавшие в то время в Приморском крае, стали регулярно сообщать о неизвестной тяжелой болезни, сначала считавшейся новой разновидностью тяжелого гриппа (он так и назывался – «токсический грипп»). Сопровождавшееся резким повышением температуры, заболевание часто приводило к параличам и даже гибели больных. 

Правильно диагностировать неизвестную болезнь удалось лишь в 1935 г. местному врачу А.Г. Панову. Заболевание оказалось воспалением мозга, т.е. энцефалитом, а патоген, его вызывающий, был успешно выделен и описан в 1937 г. Вирус клещевого энцефалита относится к достаточно старому в эволюционном плане семейству флавивирусов (Flaviviridae), включающему более 70-ти вирусов животных и человека, в том числе такие опасные, как вирус желтой лихорадки, японского энцефалита, лихорадки Денге и гепатита C (Ткачев, 2006). 


Fig.1.jpg

Клещевой энцефалит относится к типичным природно-очаговым трансмиссивным инфекциям. Основным природным резервуаром вируса служат мелкие млекопитающие (полевки, мыши, насекомоядные), а его переносчиками являются клещи вируса. На каждом этапе своей жизни клещ вместе с кровью хозяина может либо сам получить вирус клещевого энцефалита, либо, наоборот, заразить хозяина вирусом через секрет своих слюнных желез.

В отличие от человека, у животных - естественных прокормителей клеща, заболевание протекает зачастую без видимого вреда для здоровья (Ткачев, 2006, Мошкин и др., 2007). Мы не можем точно сказать, был ли вирус энцефалита первоначально связан только с клещами, или только с позвоночными животными, важен результат: в процессе эволюции он приспособился к существованию в организмах как тех, так и других (Ткачев, 2006).

Проблему с заболеваемостью клещевым энцефалитом в нашей стране, в том числе и в Новосибирском Академгородке, сначала решали достаточно просто и радикально: обрабатывали леса ядохимикатами. Так продолжалось до 1970-х гг., когда обработки веществами, токсичными не только для клещей, но и для других животных и людей были прекращены. Членистоногие отреагировали адекватно: их численность стала увеличиваться; соответственно росло число укушенных и заболевших людей. Для решения проблемы в 1980 г. была сформирована Комплексная программа исследований клещевого энцефалита, одним из пунктов которой был мониторинг состояния основных компонентов природного очага в лесопарковой зоне ННЦ. 

В ходе этих исследований были обнаружены неизвестные факты и явления, не укладывающиеся в общепринятые схемы. Ведь, казалось бы, что может быть лучшим мерилом инфекционного риска, чем общая численность клещей (которая должна коррелировать с числом укусов) и степень их зараженности вирусом энцефалита? Однако оказалось, что прогнозным показателем пика заболеваемости людей служит пик зараженности мелких млекопитающих, причем как вирусом клещевого энцефалита, так и личинками и нимфами таежного клеща. И этот пик наблюдается до 1-2 года до всплеска заболеваемостью клещевым энцефалитом среди укушенных людей (Мошкин и др., 2007).

Fig.2.jpg

Эти связи опосредуют интенсивность взаимодействия мелких млекопитающих с клещами и вирусом клещевого энцефалита, а также временную изменчивость инфекционных свойств самого вируса. К примеру, при увеличении доли зараженных особей среди мелких млекопитающих резко возрастает вероятность того, что личинки и нимфы клеща во время своей кровавой трапезы получат и высоковирулентный штамм возбудителя болезни. Через 1-2 года эти личинки и нимфы превратятся во взрослых клещей, в организме которых будет функционировать наиболее «агрессивный» вирус - их укус и представляет для человека наибольшую опасность в смысле заражения энцефалитом (Мошкин и др., 2007).

Подобные комплексные исследования могли бы стать реальной базой для разработки системы мониторинга «энцефалитной опасности» органами, призванными осуществлять санитарно-эпидемиологический надзор, однако до сих пор они продолжаются лишь в рамках научных исследований. А вот результаты еще одних исследований клещевого энцефалита, связанного с выбором «жертвы», каждый из нас может сам взять на вооружение.

Так, известно, что период наибольшей активности клещей (апрель-июнь) совпадает с сезоном размножения животных, при этом клещи особенно агрессивно нападают на половозрелых самцов, патрулирующих свою индивидуальную территорию. Чем обусловлен такой выбор? Дело в том, что с резким увеличением в крови этих животных концентрации мужского полового гормона тестостерона их иммунная система, наоборот, подавляется. Экспериментально же было доказано, что подавление иммунитета хозяина, в том числе с помощью введения тестостерона, увеличивает время и эффективность прокормления клещей (Мошкин и др., 2007). 

Ориентируются клещи по мочевым меткам, в которых присутствует тестостерон. При этом самым мощным «магнитом» для клещей является запах «несвежей» мочи, которые оставляет такой самец, что вполне объяснимо. Ведь если животное постоянно оставляет метки на одних и тех же маршрутах, это означает, что вероятность встретить «добычу» на этом участке велика. Эти предположения также были подтверждены экспериментально: когда клещам предлагали на выбор образцы пота молодых мужчин, то наиболее привлекательным для них оказался запах несвежего пота из подмышечной области (Мошкин и др., 2007). Отсюда простая рекомендация: для уменьшения риска привлечь к себе внимание клеща желательно чаще принимать душ и пользоваться антиперспирантом. 

Fig.3.jpg
        

К сожалению, как и для большинства других вирусных инфекций, для вируса клещевого энцефалита пока не существует высоко специфических методов лечения - в этом и заключается его главная опасность. Как известно, лечение всех вирусных заболеваний направлено в основном на стимуляцию иммунитета и купирование внешних симптомов заболевания, а дальше организм должен сам справляться с инфекцией.

Тем не менее в ИХБФМ СО РАН (Новосибирск) продолжаются исследования, направленные на разработку методов специфической терапии. В частности, уже сконструированы химерные антитела к вирусу клещевого энцефалита, и сейчас препарат на их основе проходит доклинические испытания, естественно, пока на лабораторных мышах. http://www.niboch.nsc.ru

Отсутствие адекватного специфического лечения клещевого энцефалита придает особую важность проблемам его диагностики и профилактики. В клинической диагностике этой болезни наиболее часто используются серологические методы, с помощью которых в крови пациента определяют наличие либо антител - специфических защитных иммунных белков, либо самого вируса. Однако чувствительность всех этих методов не слишком высока, к тому же существует вероятность ошибки из-за возможных перекрестных реакций с другими патогенами.

В этом смысле намного более предпочтительными являются молекулярно-генетические методы, направленные на специфическое распознавание генетического материала вируса. Особенно это относится к методу полимеразной цепной реакции (ПЦР), благодаря которой можно размножить, а потом идентифицировать ничтожное количество наследственного материала, что позволяет провести диагностику инфекционного агента в течение первых дней после заражения. Однако в некоторых случаях достоинства могут переходить в недостатки: слишком высокая чувствительность может привести к ошибкам, обусловленным многочисленными новыми мутациями вирусных геномов, а кроме того, предъявляет высокие требования к чистоте экспериментальных процедур (Ткачев, 2006). 

Fig 4.jpg

К этому можно добавить, что нуклеотидная последовательность генома вируса клещевого энцефалита была полностью расшифрована в Новосибирском институте биоорганической химии (сейчас Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН) еще в 1987 г. Впоследствии здесь была разработана диагностическая тест-система для специфического обнаружения генетического материала клещевого энцефалита, которая может быть использована в клинической практике http://www.niboch.nsc.ru

Что касается профилактики клещевых энцефалитов, то на сегодня стандартной процедурой является иммунизация соответствующими вакцинами. Наиболее популярные вакцины против всех флавивирусных инфекций – «убитые», которые получают на основе культур клеток, зараженных вирусом, а затем обработанных специальными химическими соединениями. Такие инактивированные вирусы и очищенные вирусные белки более безопасны по сравнению с группой «живых» вакцин, созданных на основе ослабленных вирусных штаммов. Однако по действию они часто бывают менее эффективными, так как химическая инактивация может приводить к частичному нарушению структуры вирусных белков, которые должны стимулировать развитие защитного иммунитета. 

Около десяти лет назад появился новый подход к профилактике инфекционных заболеваний — генная иммунизация, основанная на прямом введении в организм генно-инженерной ДНК в виде рекомбинантных плазмид (векторов-переносчиков), которые содержат отдельные гены патогенного вируса. В ИХБФМ были сконструированы четыре таких плазмиды, содержащие различные гены одного из штаммов вируса клещевого энцефалита, которые были использованы для генной вакцинации в экспериментах на лабораторных мышах. Несмотря на положительные результаты этих работ, вопрос о применении ДНК-вакцин пока остается открытым из-за проблем с биобезопасностью (Ткачев, 2006).

Литература Мошкин М.П., Бахвалова В.Н., Новиков Е.А. Кому нужен прогноз по клещевому энцефалиту? // Наука из первых рук. 2007. No 3(15). C. 33—43.
Ткачев С. Е. Под прицелом у энцефалита // Наука из первых рук. 2006. No 5(11). C. 98—105. 

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!

comments powered by HyperComments