• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
608
Клещи рядом, и энцефалит никто не отменял
Биология

Клещи рядом, и энцефалит никто не отменял

Не подчиняясь карантинным предписаниям, весна набирает обороты. Людей, соскучившихся по летнему теплу и свежей зелени, как и прежде, тянет на природу. Но, как и прежде, там их может поджидать опасность в вид иксодовых клещей – переносчиков целого «букета» вирусных, бактериальных и протозойных инфекций, самой опасной из которых является вирусный клещевой энцефалит  

Опасность вирусного клещевого энцефалита в том, что он может приводить к серьезному поражению центральной нервной системы, которое в ряде случаев заканчивается летальным исходом – без своевременного лечения умирает каждый четвертый-пятый заболевший. В России от клещевого энцефалита в среднем гибнет около 1–2% заболевших, однако, к примеру, на Дальнем Востоке эта цифра может быть выше на порядок. К тому же инфекция может оставить после себя пожизненную «память» в виде тяжелых неврологических расстройств вплоть до паралича конечностей.

Вирусный клещевой энцефалит – это природно-очаговое заболевание, как и ныне широко известные болезни, вызываемые коронавирусами, только в данном случае его природным резервуаром служат не летучие мыши, а грызуны и другие мелкие млекопитающие. И также, как в случае с вирусом SARS-CoV-2, существует миф, что возбудитель клещевого энцефалита возник недавно, чуть ли не в секретных военных лабораториях. Однако, по оценкам ученых, предковые формы нынешнего вируса энцефалита существовали уже около 30 тыс. лет назад, а заболевание, по симптомам очень похожее на известное нам, было описано еще в приходских книгах XVIII в. с Аландских островов. 

Честь открытия возбудителя этого заболевания принадлежит отечественным исследователям. Все началось с интенсивного освоения Дальнего Востока в 1930-х гг., когда врачи, работавшие в Приморском крае, стали регулярно сообщать о неизвестной тяжелой болезни, считавшейся в то время «токсическим гриппом». В результате в 1937 г. была организована научная экспедиция под руководством профессора Л. А. Зильбера, которой в считанные недели удалось не только выделить и описать инфекционного агента, но и установить роль иксодовых клещей в его передаче. 

С именем Льва Александровича Зильбера, первооткрывателя вируса клещевого энцефалита, связаны фундаментальные исследования изменчивости у бактерий и природы иммунитета, создание и экспериментальная разработка вирусогенетической теории происхождения опухолей, а также нового направления – иммунологии рака

Это блестящее открытие не обошлось без жертв среди участников научной экспедиции: как писал Зильбер (1945): «…успех был омрачен лабораторными заражениями сотрудников... Трудно установить обстоятельства, при которых они заразились… Возможно, что некоторое значение имели сравнительно примитивные условия, в которых велась работа, и большое утомление от ежедневной работы по 12 и более часов в течение трех месяцев с единственным за это время выходным днем... В последующие годы смертельные заражения имели место при работе с нашим вирусом в Москве в специальных вирусологических лабораториях, когда принимали специально разработанные меры для предупреждения заражений. Эти факты заставляют думать о необычайно высокой инфекциозности нашего вируса, и неудивительно, что первое знакомство с ним не обошлось без жертв. Они могли быть гораздо более значительными». 

Всего за три месяца работы специалисты выделили 29 штаммов возбудителя и доказали лечебный эффект иммунных сывороток. Ирония судьбы: когда в сентябре 1937 г. газета «Правда» сообщила о выдающемся успехе экспедиции Зильбера, он сам и два его сотрудника были арестованы по обвинению в тайном распространении японского энцефалита на Дальнем Востоке. Освободили профессора только через полтора года – за это время он подготовил несколько статей и начал работу над монографией об эпидемических энцефалитах.

Через два года после открытия возбудителя болезни на Дальний Восток была организована очередная экспедиция, которая «на месте» испытала вакцину против клещевого энцефалита. Ее эффект был очевиден – заболеваемость среди привитых уменьшилась на порядок. 

Сегодня мы знаем, что вирус клещевого энцефалита принадлежит к семейству флавивирусов – среди его «родственников» такие грозные патогены, как вирусы Западного Нила и гепатита С. Чаще всего болезнь передается с помощью клеща-переносчика, однако известны случаи заражения при употреблении некипяченого молока и молочных продуктов на их основе. Не исключается и возможность заражения при попадании содержимого раздавленного клеща на слизистые оболочки или поврежденную кожу. Теоретически существует опасность инфицирования ребенка через грудное молоко, а также при половых контактах, что было установлено в экспериментах на лабораторных мышах.

Как и в случае большинства вирусных инфекций, форма заболевания варьирует от бессимптомной до тяжелой, вплоть до летального исхода. Изменчив и инкубационный период: от двух-трех дней до месяца. Начало болезни, как правило, острое, сопровождается резким повышением температуры, лихорадкой, головными и мышечными болями, тошнотой, часто – нарушениями сознания. Описаны и случаи хронического клещевого энцефалита.

Так выглядит близкий «родственник» вируса клещевого энцефалита по семейству флавивирусов – вирус Западного Нила. Вирионы вируса клещевого энцефалита представляют собой сферические частицы диаметром 50 нм, в сердцевине которых находится одноцепочечная РНК, окруженная белково-липидной оболочкой, в которую «заякорены» два белка. Реконструкция, с сайта https://www.rcsb.org/structure/3J0B

А теперь о грустном. Эффективного специфического лечения этой болезни не существует – терапия заключается преимущественно в стимуляции противовирусного иммунитета и симптоматическом лечении. 

Для лечения заболевших и экстренной профилактики у укушенных клещом используют препараты противоклещевого иммуноглобулина – готовые защитные белки (антитела), которые получают из сыворотки людей с иммунитетом против вируса энцефалита. Но хотя этот метод дает явный терапевтический эффект (своевременное введение обеспечивает защиту в 79% случаев), у него есть и ряд недостатков. Среди них – попадание в организм больного нецелевых антител и других белков, что может вызвать антитело-зависимое усиление инфекции; невозможность стандартизации препарата, а также риск заражения другой инфекцией, так как сегодня донорскую кровь проверяют лишь на наличие ВИЧ и вирусов гепатита В и С.

Неудивительно, что в европейских странах, где местный субтип вируса вызывает болезнь, протекающую в мягкой форме, от применения препарата на основе донорской крови отказались. Однако в Сибири и на Дальнем Востоке располагаются очаги особо опасных штаммов вируса клещевого энцефалита, а противоклещевой иммуноглобулин позволяет предотвратить развитие тяжелой формы болезни, с возможностью летального исхода. 

Кстати сказать, на сегодня уже разработана технология производства «чистых» антител против вируса клещевого энцефалита, для которых не требуется донорская кровь или кровь животных. Специалисты из новосибирского Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН (Новосибирск) создали химерное антитело, встроив в иммуноглобулин человека небольшой фрагмент мышиного антитела, прочно связывающего вирусную частицу. Уже получен стабильный штамм культуры клеток, производящий новое, безопасное противоклещевое антитело, – на очереди клинические испытания и организация производства. 

Иногда для иммунотерапии больных клещевым энцефалитом используют и высокие дозы неспецифического иммуноглобулина человека (IVIG), однако не исключено, что эффективность этого препарата определяется содержанием в нем нейтрализующих антител против вируса клещевого энцефалита. Положительный терапевтический эффект оказывают и препараты интерферона, особенно в комбинации со специфическим сывороточным иммуноглобулином. 

Тем не менее пока самым надежным способом избежать заболевания является вакцинация, хотя даже она не дает стопроцентной гарантии. В любом случае, если вакцинированный человек и заболеет клещевым энцефалитом, то в легкой форме.

Наиболее популярные вакцины против флавивирусных инфекций – это «убитые», их получают на основе культур клеток, зараженных вирусом, а затем обработанных специальными химическими соединениями. Для первой советской вакцины использовался вирусный штамм Софьин, выделенный из мозга пациента, погибшего от клещевого энцефалита в Приморье. Этот штамм – «прототип» современного дальневосточного штамма вируса, вызывающего самую высокую смертность. С 1958 г. модифицированный вариант этой вакцины стали применять во всех регионах СССР, где встречался клещевой энцефалит, а в 1980-х гг. была разработана противоклещевая вакцина на основе высокоочищенного концентрированного культурального антигена. 

Сейчас в нашей стране производится три вакцины, в том числе две – на основе штамма Софьин; имеется и детский вариант. Схема вакцинации одинакова для всех: полный курс включает двукратную вакцинацию с интервалом 1–7 месяцев (в экстренных случаях – 14 дней), ревакцинацию надо повторять через три года. Эффективность иммунизации проверяют, анализируя содержание специфических антител в сыворотке крови. Кстати сказать, профилактическую вакцину иногда удавалось успешно использовать и в терапевтических целях – для лечения больных с хроническим клещевым энцефалитом.

Напоследок напомним, где и какой штамм вируса клещевого энцефалита может «подхватить» в нашей стране любитель природы. Сейчас вирус клещевого энцефалита встречается в лесных регионах практически по всей территории Евразии от Атлантического до Тихого океана – эта область практически совпадает с ареалами основных переносчиков возбудителя болезни, европейского лесного и таежного клещей.

Самец и самка таежного клеща (Ixodes persulcatus) – самого распространенного иксодового клеща на территории России: ареал простирается от северо-западных районов (Ленинградская область, Карелия) через всю страну до Дальнего Востока. Служит переносчиком возбудителей самых тяжелых форм клещевого энцефалита, а также клещевого боррелиоза и возвратных лихорадок. Фото В. Панова и С. Ткачева

На сегодняшний день официально выделяют три субтипа вируса: дальневосточный, сибирский и европейский, однако не надо судить по названию – в одном и том же регионе могут встречаться штаммы, относящиеся к разным субтипам. Так, самый опасный дальневосточный субтип преимущественно обнаруживается на соответствующей территории, однако встречается и в европейской части России, Сибири и на Урале, а также в Крыму и Республике Коми. Этот субтип вызывает различные формы заболевания, от субклинических до летальных. На юго-востоке Новосибирской области в Западной Сибири были зарегистрированы случаи уникальных геморрагических форм клещевого энцефалита с летальными исходами, характеризующихся поражением кровеносных сосудов. Появление такого генетического варианта высокопатогенного возбудителя может свидетельствовать о продолжающейся эволюции этой группы вирусов.

Европейский субтип вируса, характерный для Западной и Восточной Европы, также встречается не только в европейской части России, но и в Западной и Восточной Сибири. В случае этого субтипа клиническая картина варьирует от субклинической до поражения центральной нервной системы с неврологическими последствиями, которые остаются у 10% заболевших. Смертельные случаи наблюдаются преимущественно у пожилых пациентов и часто связаны со сверхинфекцией, такой как пневмония.

Наиболее распространенным является сибирский субтип – он обнаруживается практически повсеместно. Считается, что по тяжести заболевания он занимает промежуточное место среди остальных субтипов, а также имеет «склонность» к формированию хронических инфекций. 

В рамках всех этих субтипов исследователи выделяют еще множество генетически отличающихся вариантов и штаммов, однако результаты этих исследований пока имеют скорее теоретический интерес. С практической точки зрения полезно знать, что в последние десятилетия ареал вируса клещевого энцефалита неуклонно расширяется, что связано с расширением ареалов их основных переносчиков – иксодовых клещей, в том числе из-за изменений климата и хозяйственной деятельности человека.

Защищаясь от этих кровососущих членистоногих, мы снижаем вероятность стать жертвой тяжелой вирусной инфекции, возбудитель которой, к счастью, не приобрел способность напрямую передаваться от человека к человеку. А кроме того, не надо забывать, что укусивший вас клещ может быть носителем целого ряда возбудителей других болезней, в первую очередь боррелиоза.

В публикации использованы материалы В. В. Власова В. А. Рар, С. Е. Ткачева, Н. В. Тикуновой (Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, Новосибирск) из неопубликованной главы книги, посвященной клещевым инфекциям 

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!