• Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
2722
Любить без окситоцина?
Биология
Прерийные полевки. Internet Archive Book Images/Public domain

Любить без окситоцина?

Собранные за последние несколько десятилетий данные говорят о том, что важнейшую роль в социальном поведении и социальной привязанности млекопитающих играет «гормон любви» окситоцин. И вот недавно эту роль неожиданно поставили под сомнение результаты проведения нового «генетического» исследования на классическом поведенческом объекте – прерийной полевки

Прерийная полевка (Microtus ochrogaster), обитатель степных ландшафтов североамериканского континента, – один из немногих видов млекопитающих, который образует преимущественно моногамные пары. После спаривания самец и самка обычно сохраняют партнерские отношения на всю жизнь. Пара разделяет между собой родительские обязанности и вообще предпочитает «проводить время» вместе, активно отвергая потенциальных партнеров.

Считалось, что важнейшую роль в таком поведении играет относительно простой пептидный гормон окситоцин, состоящий всего из девяти аминокислот. Синтезируется этот гормон в гипоталамусе, а затем поступает в гипофиз и далее в кровеносную систему. Окситоцин участвует в процессе родов и лактации, вызывает положительные эмоции, формирующие основу материнской любви и моногамных отношений. Кроме того, он повышает уровень сострадания и эмпатии, создавая биологическую основу для позитивных социальных взаимодействий.

Что касается полевок, то роль окситоцина в формировании поведения прерийных полевок была доказана экспериментально. Так, когда с помощью фармакологических препаратов блокировали связывание гормона с его рецептором, животные теряли способность образовывать моногамные пары. Кроме того, самки мышей с недостатком окситоцина теряли и способность к лактации.

Недавно с помощью редактора генома CRISPR ученые из США создали полевок, у которых функциональные окситоциновые рецепторы в принципе отсутствовали. И к своему большому удивлению обнаружили, что мутантные животные образовывали прочные моногамные пары, как и обычные полевки. У этих полевок сохранилась и способность к нормальному родительскому поведению. Единственный нюанс: у таких генно-инженерных матерей была снижена лактация, из-за чего часть детенышей погибала в раннем возрасте, а выжившие были меньшего размера.

Почему же «фармакологические» и «генетический» эксперименты показали такие разные результаты? По словам авторов исследования, генетический эксперимент более точен, тогда как химический препарат может теоретически одновременно связаться с разными рецепторами и вызвать побочные эффекты, о которых ничего неизвестно.

К тому же в «фармакологических» исследованиях окситоциновые рецепторы обычно «выключали» у взрослых животных, тогда как сейчас – у эмбрионов. Возможно, что в этом случае могли сработать какие-то альтернативные молекулярные пути, которые компенсировали дефицит окситоцина в отношении «супружеской» привязанности и родительского поведения.

Предыдущие работы, касающиеся действия окситоцина, давали надежду, что этот гормон можно будет использовать в качестве терапевтического средства для помощи людям с поведенческими нарушениями, вызванными разными патологиями, включая аутизм и шизофрению. Новые результаты говорят о том, что поиски «волшебной палочки» для вмешательства в такую сложную вещь, как социальное поведение, следует продолжить. Если она вообще существует…

Фото: https://www.flickr.com

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!