• Читателям
  • Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
395
Жирная пища не иcпортит фигуру, если не «ломать» биологические часы
Физиология

Жирная пища не иcпортит фигуру, если не «ломать» биологические часы

Ученые выяснили, что печень, важнейший орган пищеварительной и детоксикационной систем, имеет свои собственные «биологические часы». Независимо от центрального «процессора» в гипоталамусе эти часы могут обеспечивать суточную ритмичность ее работы 

Специалисты по питанию не устают твердить, что самая лучшая и полезная диета – не есть после 6 часов вечера. Насколько обосновано это утверждение?

Действительно, функционирование нашего организма подчинено естественному ритму – смене дня и ночи. Главные биологические часы, которые отвечают за процессы синхронизации, находятся в гипоталамусе. В зависимости от поступившей информации об уровне освещенности они отдают «приказы» в периферические системы организма. Насколько важна такая регуляция, можно судить уже по тому, что некоторые органы могут иметь свои, дополнительные биологические часы, которые синхронизируются с главными в гипоталамусе.

В экспериментах на мышах, у которых был отключен главный «процессор» биологических часов, группа американских и испанских ученых недавно доказала, что печень сама по себе может поддерживать работу в суточном ритме. Даже не получая сигналы от гипоталамуса, печень в «автономном» режиме выполняла свои функции, относящиеся к пищеварению и энергетическому обмену. Правда, при этом ее активность, судя по химическому «профилю» низкомолекулярных соединений, участвующих в клеточном метаболизме, значительно падала. Но, к примеру, системы, связанные с обменом глюкозы, работали как обычно. Как именно печень «узнает» об уровне освещенности, неизвестно – скорее всего, она получает косвенную информацию от других органов. 

О том, насколько важно не ломать «биологические часы», говорят и результаты экспериментов американских ученых по искусственному ограничению времени кормления лабораторных мышей. Одной половине этих животных давали возможность есть 24 часа в сутки, другой – только 8 часов. Через три месяца эксперимента у мышей со свободным доступом к еде развился дисбаланс суточной активности, нарушилась координация работы ряда генов, в том числе отвечающих за процессы обмена и синтез глюкозы из неуглеводных соединений. В группе с ограничением времени кормления таких патологических изменений не наблюдалось.

На богатой жирами диете результат также оказался различным: животные, которые могли есть с утра и до утра, прибавили в весе, а мыши из второй группы оставались «стройными» даже на высококалорийной диете. 

Конечно, люди – не лабораторные мыши, но эти факты должны заставить нас задуматься, когда рука потянется к холодильнику во внеурочное время.

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!