• Авторам
  • Партнерам
  • Студентам
  • Библиотекам
  • Рекламодателям
  • Контакты
  • Язык: English version
1802
Чувство отвращения помогает животным защищаться от патогенов
Биология

Чувство отвращения помогает животным защищаться от патогенов

В поведении животных хорошо изучены взаимоотношения «хищник – жертва», но намного хуже – способы избегания инфекций. А ведь это очень важно для выживания, так как заразные болезни, в отличие от тигров, не заявляют о себе громким рычанием. Для распознавания угрожающих признаков эволюция «изобрела» чувство отвращения. Сейчас ученые систематизировали имеющиеся данные и наметили ряд их практических приложений

В процессе эволюции естественный отбор затрагивал самые разные признаки, способствующие выживанию, включая противостояние хищникам и болезням. Под давлением такого отбора формировалась морфология (строение) и физиология, а также поведение животных. К примеру, загнутый кончик верхней части клюва у некоторых птиц помогает им удалять с себя паразитических насекомых. Суслики приобрели устойчивость к яду гадюк, а морской слизень (брюхоногий моллюск Elysia atroviridis) при заражении рачками «отбрасывает» свое тело и отращивает новое – уже без паразитов.

Выделяют три стратегии защиты от патогенов: избегание, резистентность (устойчивость) и толерантность (снижение реакции). Последняя направлена на выработку коллективного иммунитета, о котором мы столько слышали во время пандемии COVID-19. Так поступают виды, живущие колониями – группами от десятков до миллионов особей, например: кролики, летучие мыши, пингвины, социальные насекомые. Образ жизни этих животных не позволяет одиночной особи самоизолироваться при болезни, поэтому здоровым нет смысла слишком рьяно избегать больных сородичей – проще быстрее приобрести иммунитет к болезни.

Одиночные виды меньше контактируют друг с другом и поэтому, соответственно, меньше друг друга заражают. С одной стороны, эти «отшельники» по определению хуже умеют распознавать признаки инфекции. И неудивительно, что, к примеру, яванский лори – небольшой древесный примат из Индонезии – не особенно заботится о том, где и как отправлять свои естественные надобности, по сравнению с более социальными приматами. С другой стороны, у представителей одиночных видов больше шансов, заметив больную особь, уклониться от контакта и остаться здоровыми.

Виды, живущие группами, пусть и небольшими, больше подвержены передаче заражения и обычно стараются «соблюдать гигиену». Так, слоны, обитающие в засушливых регионах Африки, избегают водоемов, зараженных кишечной палочкой, и вместо этого роют колодцы.

Первая линия защиты от инфекций – это поведение избегания, которое практикуется при обнаружении опасных признаков возможного заражения и в том случае, если его «стоимость» ниже стоимости инфицирования. Такое поведение опосредуется чувством отвращения, которое и у людей, и у животных вызывают признаки угрозы встречи с патогеном.

Отвращение могут вызывать визуальные сигналы – вид «неправильных» испражнений или измененных кожных покровов. К примеру, самки западной равнинной гориллы покидают свою группу, когда замечают у других ее членов поражения кожи, вызванные трепонемами, к которым относится и возбудитель сифилиса. Это могут быть и неприятные запахи – гнилостные или запах рвоты. Даже навозные жуки-копрофаги не приближаются к фекалиям плотоядных, если чувствуют присутствие летучих соединений, вырабатываемых патогенными бактериями. Наконец, это могут быть и тактильные ощущения. Так, у людей и шимпанзе можно наблюдать реакцию рефлекторного отдергивания конечностей при неожиданном прикосновении к мягкому и влажному, а липкое вызывает желание вымыть руки. Все эти сенсорные стимулы можно использовать в эксперименте при изучении поведения, связанного с отвращением.

Отвращение отображается у нас на лицах, а также на мордах и в поведении животных. Характерное выражение и поведение служит предупреждением для сородичей. Например, птицы, съевшие что-то не то, трясут головой, вытирают клюв и зевают, и их сородичи будут избегать пищи, вызывающей такое поведение.

Чувство отвращения сопряжено и с изменением когнитивных параметров. В присутствии чего-то отвратительного (например, изображения тараканов) люди хуже справляются с тестами на различение форм по сравнению с нейтральными или даже пугающими изображениями, а шимпанзе менее эффективно решают задачи на упорядочивание чисел. Запоминаются отвратительные изображения лучше, но они вызывают избегание взгляда, что нарушает внимание.

Отвращение инициирует и физиологические иммунные реакции – чтобы подготовить организм к потенциальной инфекции. Так, в нем в это время повышается уровень цитокинов, участвующих в воспалительном процессе.

Международная группа ученых, работающих в области поведения избегания, предлагает использовать все эти знания на практике. Например, при работе по сохранению редких и исчезающих видов часто какое-то время животных держат в неволе, а потом выпускают в естественную среду. Но на примере шерстистых обезьян было показано, что после долгого пребывания в неволе поведение, направленное на избегание паразитов, угасает, что нужно учитывать.

Реакции отвращения можно использовать и в борьбе с инвазивными («чужими») видами и видами-вредителями. Чужак опасен тем, что может размножаться неконтролируемо и вытеснять местные виды, с которыми конкурирует за ресурсы. Ученые предлагают сформировать условия, при которых чужаки будут испытывать тошноту при поглощении пищи видов-аборигенов, что заставить их избегать ее.

Исследователи также предлагают создать глобальную базу данных о поведении животных, направленном на предотвращение инфекций, чтобы использовать их при разработке стратегий сохранения окружающей среды и управления природными ресурсами.

Фото: https://ru.freepik.com

Понравилось? Поделись с друзьями!

Подпишись на еженедельную e-mail рассылку!